Сможем ли мы отучить школьников от насилия

40% учеников подвергались сексуальным домогательствам, 42% страдали от ругательств и преследований, 37% стали жертвами физического насилия, вплоть до использования холодного оружия. Это выявил опрос, проведенный Министерством внутренней безопасности среди израильских подростков. Может быть, пугающие данные завышены? В «Деталях» ситуацию комментирует Менахем Вайнбойм, в прошлом — директор школы ОРТ Црифин.

— Все именно так, и меня это не удивляет. Драматических изменений нет, но уровень насилия растет понемногу из года в год, — подтверждает Вайнбойм. — Школа – это зеркало общества. Если общество агрессивно, то и в школах подростки ведут себя аналогично. Естественно, каждый отдельный случай – это трагедия, но сюрпризов здесь нет.

— Возможно ли что-то сделать, чтобы уменьшить эту статистику?

— Естественно. Во -первых, надо перестать говорить, и начать делать. В Израиле все любят много разговаривать, но ничего не делают.

Многие проблемы можно решить локально, в самой школе. Например, если во дворе всего лишь один кулер с водой – возле него постоянно будет толпа, возникнут стычки. Просто поставьте больше кулеров! А если подросток голоден – он будет злым. Так дайте ему купон на бесплатный обед в школьной столовой! У меня в школе такие были.

Вся школа состоит из очень многих маленьких вещей. Это не одна идея, которую воплощаешь, и она все меняет. Не лозунги. Надо работать каждый день, и каждый день искать очаги насилия.

— А в чем, по-вашему, кроются причины агрессивного поведения подростков?

— Насилие происходит оттого, во-первых, что родители неправильно выбрали школу для своего чада. Они думают, например, что их ребенок — Эйнштейн, а он не хочет учить физику. Это проблема, когда родители хотят через ребенка воплотить свои несбывшиеся мечты.

Другая причина — неправильно распределены занятия спортом. В Израиле в школах удивительно мало спорта. А ведь это — способ выплеснуть агрессию. Пусть он бегает по двору и бьет этот проклятый мяч ногой, чем бьет кулаком в лицо кому-то. Когда дети устают, они приходят в класс другими.

— Многие в числе причин указывают на тесноту классов, которая, видимо, вызвана нехваткой бюджета?

— Министерство образования может своим решением уменьшить число учеников в каждом классе, хотя классы и так не столь уж большие. Но школы хотят сэкономить деньги. Каждый класс обходиться школе в несколько сотен тысяч шекелей в год. Школа сэкономит, если не откроет его! Тогда они 60 учеников втискивают в 2 класса, вместо того, чтобы открыть третий.

А бюджет на решение мелких проблем у директора всегда есть. Все рассказы о том, что не хватает денег – это ерунда. В Израиле всегда на все есть деньги. Их просто не всегда направляют туда, куда надо.

— Много жалоб на поведение подростков мы слышим и от учителей…

— Да, и это другая проблема. Все идут по самому лёгкому пути. Если родитель пожалуется в какое-нибудь ведомство, там в большинстве случаев будут на его стороне. Почему? Чтобы не жаловался в более высокие инстанции, и чтобы скандал на докатился до прессы. Родители чувствуют, что их поддерживают, даже в самых гнусных и дурацких случаях. Дети тоже видят, что происходит вокруг, как родители орут на учителей. Им достаточно включить 99-й канал и познакомиться с «культурой общения» наших депутатов. Они сразу понимают, как нужно себя вести.

Родители в Израиле слишком много вмешиваются в дела школы. Разумеется, если учитель ударил ученика, то его должны убрать из школы, и нужно приглашать адвоката — но такого практически нет. Наоборот, учителя сегодня боятся учеников. Они к ним не приближаются.

Учитель запуган адвокатами родителей и министерства, он просто не вмешивается и не возражает, даже когда происходят непростительные вещи. Иногда надо повысить голос, обозначить четкие границы допустимого – а он боится. Это тоже одна из причин насилия, потому что подросток понимает, что ему все дозволено.

Но самое трудное — это научить их принимать «других». Все начинается со школы. Когда третируют кого-то с акцентом, или мальчика, который вдет себя женоподобно… Детей надо учить тому, что «другие» — такие же люди. Потом это понимание перебрасывается на все сферы жизни: понимание, что есть евреи и арабы, ашкенази и сефарды, богатые и бедные… У нас одна страна, и если мы не научимся жить вместе, мы не избавимся от насилия.

— А где же в этой картине министерство образования?

— Системе образования нужен министр, работающий на полную ставку. Нынешний занимается политическими проблемами, а он должен сидеть целый день в школе. Каждый день ездить по школам. Не только 1 сентября или в какой-то другой праздник. Он должен заседать с профессионалами, и думать, что делать.

Посмотрите на Францию. Президент создал правительство. Кто у него министр образования? Директор школы. Кто у него министр спорта? Олимпийская чемпионка. Нам нужны специалисты.

В итоге – эти опросы, которые пишут различные организации по поводу насилия в школе – они меня не пугают. Так было всегда и везде. Насилие заложено в природу человека, с этим ничего не поделаешь. Но мы же не животные, поэтому надо учиться перенаправлять агрессию в нужное русло. Но для этого нужны думающие люди. А здесь, к сожалению, этим занимаются не профессионалы, а политики.

P.S. Так совпало, что буквально на следующий день после нашей беседы полиция Тверии открыла расследование по факту жестокой драки в местной школе между девочками-подростками. Остальные ученики снимали все происходящее на мобильные телефоны.

Вот еще немного данных из опроса: 42% процента опрошенных заявили, что стали жертвами издевательств в интернете, когда другие ученики распространяли о них непристойные клипы или оскорбительные сообщение в социальных сетях. У 45% учащихся воровали личные вещи — телефоны или велосипеды. В общем, сегодня только 67% учеников считают школу безопасным местом.

В министерстве образования от комментариев отказались.

Анна Стефан, «Детали». Фото: Дуду Бахар

Размер шрифта

A A A

Реклама