Роль СМИ в деле «Безека»

Редко удается обнаружить дымящийся пистолет на месте преступления – доказательство совместных действий преступников против общества: деньги, регуляция и пресса. На минувшей неделе это произошло вновь.

Следующие два абзаца появились в конце пресс-релиза, опубликованного Управлением ценных бумаг по завершении расследования по делу компании «Безек»:

1. «Продвижение интересов компании «Безек» в Министерстве связи, сопровождаемое совершением нарушений уголовного законодательства и закона о ценных бумагах – в рамках расследования этого дела была собрана доказательная база о целенаправленной и длительной мошеннической деятельности гендиректора Министерства связи, а также других сотрудников, которые систематически занимались продвижением интересов компании «Безек», скрывая этот факт от профессиональных и юридических инстанций в Министерстве связи и других государственных учреждений».

2. «Их деятельность включала в себя, в частности, систематическую передачу внутренней секретной документации, переписки и документов межминистерских заседаний, в том числе таких, которые еще не обсуждались на компетентных форумах. В результате должностные лица «Безека» читали несанкционированно полученные документы,  переформулировали их, а иногда даже переписывали полностью, и всё это в соответствии с их стратегическими, тактическими и деловыми потребностями».

Начнем с «Безека». Управление ценных бумаг утверждает, что в его распоряжении имеются свидетельства того, что бывший генеральный директор Министерства связи Шломо Фильбер сопровождал компанию «Безек» в процессе установления нового регулирования на рынке проводной связи — главного источника прибыли компании. В финансовых отчетах «Безека» можно увидеть, что отсутствие значительной конкуренции в этой сфере позволило компании представлять исключительные показатели прибыли в течение нескольких лет – более чем в два раза превышающие показатели прибыли в сфере мобильной связи, открытой для конкуренции пять лет назад.

Но в отношениях Фильбера с «Безеком» чего-то не хватает. Понятно, что он дал «Безеку», но непонятно, что получил взамен. Чтобы завершить картину, надо познакомиться с отчетом о расследовании, опубликованным журналистом Гиди Вайцем в «ХаАрец» в октябре 2015 года, где описывается, каким образом владелец «Безека» Шауль Алович оказал давление на руководителей интернет-портала Walla, чтобы повернуть освещение событий на сайте в пользу главы правительства Биньямина Нетаниягу.

Крупнейшим и наиболее влиятельным соперником Walla является, конечно же, интернет-портал Ynet, принадлежащий группе «Йедиот ахронот», находящейся под контролем Арнона (Нони) Мозеса. За последнее десятилетие появился ряд свидетельств известных редакторов и журналистов об использовании Мозесом газеты для продвижения экономических и политических интересов.

Точно так же, как и в случае с «Безеком», когда расследование одного вопроса привело к выявлению намного более крупной истории, произошло и с Мозесом: в ходе допроса Ари Харо, бывшего зав. канцелярией и доверенного лица Нетаниягу, обнаружились записи бесед главы правительства с Мозесом, которые ясно свидетельствуют о том, что он видит в своей газете, редакторах и журналистах инструмент для продвижения своих личных политических и экономических интересов.

Он предложил Нетаниягу сделку: если вы позаботитесь об уменьшении конкуренции со стороны газеты «Исраэль ха-йом», я позабочусь, чтобы вы остались главой правительства столько, сколько захотите. Уменьшение или предотвращение конкуренции повторяется в истории с известными интернет-порталами в качестве разменной монеты, которую глава правительства использует для торгов с их владельцами.

Совершенно удивительно, что лучшее описание этого метода было представлено не кем иным, как самим главой правительства в интервью, которое он дал несколько лет назад этой газете.

Среди прочего, он сказал следующее: «Основным источником, с которым компании могут сотрудничать, являются политики, и, таким образом, создается влияние приближенных. В Израиле это может произойти также путем связи с прессой, имеющей контроль над политическими силами, что тоже приводит к влиянию приближенных. И если вы избегаете конкуренции, то повышаете цены и, как обычно, парализуете более слабые слои населения, у которых больше зависимость от низких цен на товары и услуги в соотношении с их доходами. Это то, чего мне очень хотелось бы избежать».

Неужели Нетаниягу хотел обвинить себя? Нет. Стоит обратить внимание на дату этого интервью: март 2014 года. Это произошло более чем за полгода до тайных встреч  Нетаниягу и Мозеса, которые предназначались для заключения сделки, по которой «Йедиот ахронот» и Ynet будут обслуживать интересы Нетаниягу. В то время, когда было сделано это заявление, Нетаниягу имел в виду отношения между Мозесом и другими политиками, такими как Эхуд Ольмерт, которые пользовались защитой средств массовой информации Мозеса на протяжении многих лет.

Гай Рольник, «ХаАрец», Ш.Ш. 

На фото: Шауль Алович


Размер шрифта

A A A

Реклама