Смерть еврейского дважды героя

Утром 28 октября 1941 года на спецдачу НКВД в поселке Барбыш возле Куйбышева доставили 20 заключенных, эвакуированных несколькими днями ранее из внутренней тюрьмы НКВД на Лубянке.

Москва находилась на осадном положении, и в Куйбышев, объявленный запасной столицей СССР, переместились наиболее важные государственные учреждения и организации. Выехали в тыл и работники НКВД, которые должны были продолжать свою работу – расстреливать людей, объявленных «врагами народа». 28 октября в поселке Барбыш они расстреляли 20 человек – среди них были генералы, начальники наркоматов, авиаторы, конструкторы.

Одним из расстрелянных был генерал-лейтенант Яков Смушкевич, первый еврей, удостоенный звания Героя Советского Союза. В первый раз оно было присвоено ему 21 июня 1937 года за подвиги во время гражданской войны в Испании. А 17 ноября 1939 года Смушкевич получил вторую «Золотую звезду»: за мужество и отвагу в боях на реке Халхин-Гол. Поэтому он вошел в историю и как первый дважды Герой Советского Союза, арестованный и расстрелянный как «враг народа».

Судьба Смушкевича могла сложиться совсем по-другому, если бы не революция. Он родился в 1902 году в семье портного, в небольшом литовском местечке Рокишкис, где в начале ХХ века жили около 3000 евреев. В местечке действовали четыре синагоги, несколько хедеров, частная школа для еврейских девочек. С началом Первой мировой войны Рокишкис оказался в прифронтовой полосе. Русские генералы относились к литовским евреям подозрительно, подозревая их в симпатиях к немцам.

Летом 1915 года немецкая армия, захватив Галицию, перешла в наступление на польско-литовском направлении. 17 июля российские войска – в основном, казачьи части – покинули Рокишкис. Перед отступлением казаки устроили в местечке погром: еврейские дома были разграблены, синагоги осквернены. Ожидая подобного развития событий, раввины заблаговременно обратились за помощью к местному священнику. Тот согласился спрятать в своем погребе Свитки Торы и драгоценности, принадлежащие еврейским богачам. Казаки, узнав об этом, устроили погром и в доме священника. Они взломали висевший на погребе замок, забрали все укрытые ценные вещи, а Свитки Торы изрезали на куски.

13-летний Яков Смушкевич, незадолго до этого отпраздновавший «бар-мицву», навсегда проникся ненавистью к «золотопогонникам». В 1918 году, 16-летним подростком, он вступил в ряды Красной армии. Вскоре после этого его назначили комиссаром 1-го Минского коммунистического батальона и приняли в ряды партии большевиков.

В 1919 году Смушкевич в бою с поляками под Барановичами был контужен и захвачен в плен. Так он оказался в вильнюсской тюрьме «Лукишки» (другим знаменитым узником этой тюрьмы был Менахем Бегин, арестованный уже советскими властями в сентябре 1940 года).Смушкевич провел в заключении 13 месяцев, после чего ему удалось бежать. Пробравшись на советскую территорию, он вновь присоединился к Красной армии и вновь на комиссарскую должность – политрука роты в 144-1 стрелковой бригаде под командованием Яна Фабрициуса. По окончании гражданской войны Смушкевич продолжил карьеру политработника в военно-воздушных силах. При этом сам он был пилотом-самоучкой. Лишь в 1931 году Смушкевич прошел ускоренный курс летной подготовки в Качинской военной школе летчиков, продолжавшийся всего 38 дней.

Сразу после этого Смушкевич был назначен командиром и комиссаром дислоцированной в Витебске 2-й авиабригады имени Совнаркома Белорусской ССР. Вместе с женой Басей и дочерью Розой он жил на улице Безбожной (ныне – улица Шубина). В 1933 году авиабригада Смушкевича была признана лучшим соединением ВВС Белорусского военного округа. В 1935 году ее пилоты приняли участие в первомайском параде в Москве. После того, как боевые машины 2-й авиабригады пролетели над Красной площадью, нарком обороны Ворошилов представил комбрига Сталину.

В 1936 году Смушкевич был командирован для участия в гражданской войне в Испании. Как старший военный советник республиканского правительства по авиации, он руководил противовоздушной обороной Мадрида. Смушкевич, пользовавшийся позывным «генерал Дуглас», зарекомендовал себя настоящим асом. Его имя стало легендой, а каждое появление в воздухе наводило ужас на противника. За восемь месяцев пребывания в Испании он налетал 223 часа.

Яков Смушкевич

В 1937 году «генерал Дуглас» вернулся в СССР и вновь стал Яковом Смушкевичем, правда, уже не Вольфовичем, а Владимировичем. Прежнее отчество не подходило выдающему советскому военачальнику, новоиспеченному Герою Советского Союза.

В 1938 году один из тренировочных полетов Смушкевича завершился аварией. Его вытащили из-под обломков с переломанными ногами и тяжелыми ранениями головы. Смушкевичу потребовалась операция тазобедренного сустава. Но, несмотря ни на что, он смог вернуться в строй. В 1939 году он стал дважды Героем Советского Союза, в 1940 ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта авиации.

Дальнейшее окутано тайной. Есть версия, что Смушкевич впал в немилость после того, как отправил Сталину докладную записку по итогам финской войны. В ней Смушкевич указывал на недостатки в подготовке советской авиации к боевым действиям. По другой версии, Смушкевич, вместе с другими руководителями ВВС, навлек на себя гнев вождя после того, как 15 мая 1941 года практически в центре Москвы (на Ходынском поле в окрестностях стадиона «Динамо», где в то время существовал аэродром) приземлился незамеченный советскими силами ПВО немецкий «Юнкерс». Кто именно управлял самолетом, и сколько человек находилось на его борту, неизвестно. Овеяна загадкой и дальнейшая судьба предшественников Матиаса Руста, и миссия, заставившая их отправиться в столицу СССР. По мнению некоторых историков, экипаж «Юнкерса» доставил Сталину личное письмо Гитлера. Документальных подтверждений этой версии не имеется. Однако вскоре после приземления немецкого самолета в Москве в руководстве ВВС действительно полетели головы.

Смушкевич был арестован 8 июня 1941 года. В этот момент он находился в госпитале – вновь дали знать о себе ранения, полученные во время аварии. Прямо из больничной палаты Смушкевича доставили в НКВД. Допрашивавшие его следователи, которые сами были арестованы после падения Берии, рассказывали, что «после применения к Смушкевичу мер физического воздействия он стонал и катался по полу». В октябре 1941 году его на носилках погрузили в отправлявшийся в Куйбышев состав. Так же, на носилках, «генерала Дугласа» расстреляли на спецдаче в поселке Барбыш. Вместе с ним в тот же день были казнены еще 19 человек. 1 ноября на спецдаче расстреляли еще пятерых высокопоставленных в прошлом узников, доставленных из Москвы. Их даже не судили – для расстрела оказалось достаточно письменного предписания Берии.

Среди расстрелянных 28 октября в Барбыше, помимо Смушкевича, было еще несколько евреев. Были евреи и в группе следователей, пытавших Смушкевича – Борис Вениаминович Родос и Лев Аронович Шварцман, для благозвучия сменивший отчество на Леонидович. Шварцман лично избивал лежащего на носилках генерала, специально нанося удары по раненым ногам. Шварцмана расстреляли в 1955 году, как «сообщника Берии». Правда, в приговоре суда отмечалось, что палач НКВД «был воспитан в духе сионизма» и потому»стал проводить вражескую деятельность против социалистического государства». Родос был также признан «сообщником Берии» и казнен в 1956 году.

Смушкевича реабилитировали в 1954 году. В 1979 году на Литовской киностудии о нем был снят фильм «Генерал Дуглас». В Рокишкис именем Смушкевича названа улица и, в соответствии с практикой тех лет, там же – на родине дважды Героя Советского Союза – был установлен его бронзовый бюст. В 2016 году памятник был демонтирован по решению городских властей.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Википедия, Public Domain

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend