У болезни нет возраста

Каждый десятый из 130 тысяч израильтян, страдающих от болезни Альцгеймера — люди относительно молодые. Им от 37 до 65 лет. И по молодости лет они могут рассчитывать лишь на частичную помощь от Института национального страхования (Битуах леуми). Он не признает их специфических потребностей, следовательно, они не получают тех специфических услуг, в которых нуждаются.

В кнессете эту проблему поднимали депутаты Эяль Бен-Реувен («Сионистский лагерь») и Меир Коэн (Еш атид), а председатель комиссии по труду и социальному обеспечению Эли Алалуф (Кулану) даже обещал назначить специального советника, который разработает программу решения проблемы этих людей, после чего будет создан профильный законопроект. Но дальше обещаний и заседаний дело пока не пошло.

— Болезнь Альцгеймера в молодом возрасте — это не только тяжелый недуг, но и серьезная социальная проблема, — подтвердил «Деталям» генеральный директор организации «Эмда» Герри Рот. — Таких пациентов нельзя оставлять без присмотра, они становятся обузой для родственников.

В нашей стране проблема молодых пациентов порождена тем, что они не подпадают под закон об уходе за людьми, неспособными обслуживать себя самостоятельно, так как не достигли предусмотренного законом возраста, с которого может быть предоставлен постоянный уход. Этот закон распространяется только на людей старше 65 лет.

У заболевших Альцгеймером в молодом возрасте болезнь прогрессирует очень быстро, и продолжительность их жизни относительно коротка. Это болезнь, для которой не существует поликлиник. При этом во многих секторах общества этого заболевания разве что не стыдятся. Ведь больной человек постепенно теряет человеческий облик. Некоторые считают, что это генетическое заболевание, и потому боятся говорить о нем.

— Как же решать проблему?

— Я узнавал, как решают эту проблему в других странах. Недавно побывал в Берлине, на конференции организаций, помогающих больным Альцгеймером. Там говорили, что во всем мире эта проблема требует соответствующих ресурсов. Но есть решения, вовсе не требующие больших затрат. Нужны центры дневного содержания таких больных, чтобы они могли там находиться под присмотром до 5 часов дня. Тогда их супруги смогут нормально работать. Причем, эти центры дневного содержания рассчитаны как раз на людей их возраста, потому что присутствие среди людей преклонного возраста крайне отрицательно сказывается на состоянии их здоровья.

Сейчас такие больные, с точки зрения закона, считаются инвалидами, а не больными. Они получают пособие, которого едва хватает на оплату иностранного работника, помогающего в дневные часы.

— Почему в кнессете никто не занимался этой проблемой?

— Не только кнессет, даже семейные врачи этим не занимаются. Но несколько депутатов поняли, насколько это серьезная проблема. Некоторые из них даже лично знают семьи, в которых есть такие больные, и приняли их заботы близко к сердцу.

Вопрос в другом — что они могут с этим сделать? Они не могут изменить закон об уходе от 1988 года, а это очень важно. Увы, политики приходят на заседание комиссий, когда решаются вопросы, способные принести им голоса избирателей. Больные Альцгеймером — не тот контингент. Поэтому тех, кто должен и может принимать решения, не было на обсуждении этой проблемы. Не было какого-нибудь генерального директора, который бы сразу создал рабочую группу. А идея назначить какого-то советника, собрать некую комиссию, привлечь в нее каких-то специалистов — на мой взгляд, это утопия. Об этих решениях очень быстро забудут. Я уже видел много комиссий, и было много решений, все говорят «да, это важно», но оперативные решения не принимаются. Похоже, и теперь все останется, как есть.

Лев Малинский, «Детали»
Фотоиллюстрация: Дуду Бахар


тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама