Сколько стоит память

Сколько стоит память — в буквальном смысле? Президент ESJF рассказал «Деталям», во сколько обойдется приведение в порядок еврейских кладбищ в Восточной Европе, а депутат кнессета Ксения Светлова – о том, почему она обратилась с запросом к Лукашенко.

Комиссия кнессета по алие, абсорбции и диаспоре собралась на специальное заседание, чтобы обсудить катастрофическую ситуацию, в которой оказались еврейские кладбища в Восточной и Центральной Европе. В этом регионе расположены около 8 тысяч еврейских кладбищ, примерно две трети из которых оказались под угрозой полного разрушения и исчезновения.

По словам председателя комиссии Авраама Нагосы («Ликуд»), ущерб, наносимый еврейским кладбищам за границей, отражает, в лучшем случае, пренебрежение и равнодушие, а в худшем – неприкрытый антисемитизм. «Там, где разрушают могилы и сносят памятники, со временем перейдут к разрушению еврейских школ, синагог и целых общин, — заявил Нагоса. – Для правительства Израиля охрана еврейских кладбищ должна стать задачей национального значения».

Янон Азулай (ШАС) не упустил возможности заявить, что «в то время, как Израиль тратит миллионы на участие в различных международных конкурсах, правительство уклоняется от ответственности за увековечивание памятников истории еврейского народа», а Акива Тор из МИДа пояснил, что каждый раз, когда еврейскому объекту – синагоге, кладбищу или учебному учреждению – нанесен ущерб, МИД требует от правительства этой страны принять соответствующие меры.

«Однако, — уточнил Тор, — наши ресурсы ограничены. К тому же, на повестке дня стоят и другие вопросы. Такой, например, как возвращение еврейского имущества. Невозможно сохранить десятки тысяч еврейских кладбищ по всей Европе, и мы часто не находим поддержки не только у правительств, но даже у местных еврейских общин».

Кто, если не вы? И когда, если не сейчас?

Инициировавшая это заседание Ксения Светлова («Сионистский лагерь») рассказала о своем обращении к президенту Белоруссии. «Мы становимся свидетелями вандализма, разрушения кладбищ, массовой застройки их территорий. Местным еврейским общинам трудно с этом справиться», — сказала она.

— Почему вы вообще занялись этой темой?

— Ко мне обратились из Гомеля. Рассказали о старом, уже не действующем еврейском кладбище, и о том, что на его месте строят новый жилищный комплекс. Участок перекопан, из земли торчат кости.

— И что вы сделали?

— Я обратилась к Лукашенко. Ведь перед строительством, по белорусским же законам, необходимо провести археологическое исследование. А этого сделано не было.

— Что было дальше?

— Ничего. Этим вопросом занялся и посол Израиля в Белоруссии, но результатов пока нет, разве что темпы строительства по неизвестным причинам немного замедлились.

— Возможно, это стоит больших денег?

— Вовсе нет. Израильское правительство может себе позволить, и обязано выделить необходимые ассигнования на охрану еврейских кладбищ в Восточной Европе. Это наше прошлое, которое необходимо сохранить.

— На заседании комиссии говорили о катастрофической ситуации с охраной кладбищ в республиках бывшего СССР. А как обстоят дела в России?

— Эксперты говорят, что там ситуация лучше. Может быть, просто потому, что еврейских кладбищ в России меньше, чем, например, в Украине и Беларуси.

— Что, на Ваш взгляд, следует предпринять?

— Прежде всего, создать базу данных. А потом заняться необходимыми бюджетами. Я уверена, что деньги найдутся. Да и филантропов хватает.

— Ну, хорошо, заседание состоялось. Все горестно покивали головами. Что дальше?

— Выяснилось, что у израильского правительства нет слаженной политики по этому вопросу. Мы направили запрос в МИД и в Министерство по делам диаспоры, требуя представить отчеты о состоянии дел и о том, что они намерены предпринять в этом направлении. Когда получим эти отчеты, начнем действовать.

Сохранить все!

Филип Кармель, гендиректор ESJF (European Jewish Cemeteries Initiative), сообщил, что четверть еврейских кладбищ в Восточной Европе уже полностью уничтожены. По его словам, в большинстве случаев разрушение угрожает кладбищам в восточноевропейских странах, не входящих в ЕС: в Молдавии, Сербии, Украине и Беларуси. Кармель заявил, что под угрозой исчезновения – 70 процентов еврейских кладбищ на Украине и в Белоруссии.

Раввин Ицхак Шапира, президент ESJF, рассказал «Деталям», что их организация ежедневно получает отчеты о разрушении еврейских кладбищ. Но 102 кладбища уже приведены в порядок, и если бы правительство Израиля выделило средства на продолжение работ, то ESJF смогла бы убедить местные власти выделить такую же сумму.

— Мы уже встречались с министром финансов, министром просвещения и гендиректором Министерства по делам диаспоры, но так и не получили ответа, — сказал раввин Ицхак Шапира.

— На заседании комиссии назывались разные цифры, когда говорили о кладбищах, нуждающихся в охране. Какие из них точны?

— До Второй мировой войны, в 1939 году, на территории Европы находилось около 20 тысяч еврейских кладбищ. Более половины из них к настоящему времени не существует, они исчезли во время и после войны. По нашей оценке, до сегодняшнего дня сохранилось 8-10 тысяч кладбищ.

Причины исчезновения самые разные. Например, когда-то кладбище располагалось вне черты города, но город расширялся, кладбище оказывалось в его пределах, и городские власти использовали заброшенные участки для своих нужд. В краковском еврейском квартале Казимеж, на территории бывшего кладбища сейчас расположена детская игровая площадка. В польском городе Калише – школа. Иногда это частная инициатива: одному требуется участок для расширения завода, другой заинтересован в увеличении своих сельскохозяйственных угодий.

Бывают и случаи, когда не хватает места на христианских кладбищах и начинают хоронить на еврейских, уничтожая старые могилы.

— Где это было?

— По крайней мере, в двух городах, но я их не буду называть – обещал муниципалитетам, а они, в свою очередь, дали слово срочно заняться этим вопросом.

— Давайте поговорим о деньгах. Сколько это стоит – огородить кладбище и хоть как-то привести его в порядок? Какая сумма необходима, чтобы решить этот вопрос по всей Европе?

— Мы хотели бы огородить 4 тысячи кладбищ, которые находятся в особенно плохом состоянии. По нашим расчетам, для этого потребуется 120 млн. евро. За три года нашей работы мы привели в порядок 102 кладбища и потратили на это около 4 млн. евро. Таким образом, на одно кладбище требуется порядка 40 тысяч евро. Мы надеемся, что эту сумму удастся снизить до 30 тысяч.

— Кто Вас финансирует?

— Главным образом – правительство Германии. Они уже выделили 3 млн. евро за первые три года нашей деятельности, и еще один миллион – в этом году. Мы надеемся на эти деньги привести в порядок еще 30 кладбищ.

Я и сам пожертвовал деньги на наш проект, есть и другие, но, к сожалению, филантропов немного. Сейчас деньги подходят к концу. В соответствии с германским законодательством, выделять ассигнования на такие частные проекты можно не более, чем на три года. Для нас и так сделали исключение, продлив финансирование еще на год – немцы были восхищены объемом проделанной нами работы.

— Почему именно Германия?

— Вообще-то существует так называемая «Терезинская декларация», согласно которой страны обязуются охранять кладбища, но, обратите внимание: на их территории. Что касается еврейских кладбищ, то они разрушаются и исчезают, потому что исчезли еврейские общины, а ответственность за исчезновение общин несет Германия, и она признает это.

— Как обстоят дела на кладбищах после того, как вы завершаете работы по ограждению?

— Происходят удивительные вещи. В нескольких местах после того, как мы привели все в порядок, местные жители приносили к воротам или перебрасывали через стену куски могильных плит, которые они когда-то нашли и даже как-то использовали. То есть они решили, что если евреям это важно, они готовы помочь.

Кроме того, в правление ESJF входит неутомимый Рам РАБАД – бывший главный раввин ВВС Израиля. Он все время ездит по Восточной Европе, следит за кладбищами, ведет переговоры с местными властями с тем, чтобы те обеспечили надзор за «нашими» кладбищами.

— Вот Вы говорите о восьми, а то и о десяти тысячах беспризорных кладбищ. Но ведь невозможно сохранить все.

— Нет, сохранить необходимо все! Это наша национальная задача. Посмотрите на Англию. Эта страна охраняет и содержит 23 тысячи кладбищ по всему миру, ухаживает за 1,7 миллиона могил в 150 странах, у них есть, кстати, представительство и в Израиле. И как охраняет и содержит! Посмотрите на те же британские кладбища в Израиле.

На прощание раввин Ицхак Шапира попросил особо отметить Иосифа Бейлина, ответственного в ESJF за международные связи и добившегося финансовой помощи от Германии – чего на протяжении десятков лет не удавалось другим просителям.

Александр Дубинский, «Детали». Фото: Laszlo Balogh, Reuters

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend