Сколько стоит молчание бывшего главы коалиции

«Он не принимает участия во многих дебатах. А там, где присутствует – молчит. Превратился ли Давид Битан в коалиционного робота? Проверка показывает, что депутат, замешанный в коррупционном расследовании, использует кнессет, как убежище. И во сколько же нам это обходится?»

Таков основной посыл статьи Томера Авиталя, опубликованной в газете «ХаАрец». Она очень расстроила бывшего председателя парламентской коалиции. «Я прочитал статью Томера Авиталя в «ХаАрец», в которой он пытается «подытожить» мою парламентскую деятельность в последние месяцы. Я изумлен и разочарован. Речь идет не об ошибочном анализе, а о лжи», — написал Давид Битан («Ликуд») в своем ответе, который также опубликован.

Не спорит, но голосует

3 декабря его жизнь кардинально изменилась. Тот, кто был председателем коалиции – очень значительный пост, позволяющий продвигать или, напротив, останавливать любую законодательную инициативу – превратился в подозреваемого во взяточничестве, нарушении общественного доверия и отмывании денег. К тому же была допрошена его жена, и арестованы его близкие. Сам же Битан остался в кнессете, который обеспечивает ему иммунитет. Его нельзя арестовать, сколь бы сильными не были свидетельства против него.

Стоит подчеркнуть – он посещает кнессет. Присутствует в зале пленарных заседаний на голосованиях более иных других народных избранников. Но он приходит и… молчит.

Со времени его первого допроса прошло уже более 40 пленарных заседаний. Он там был, но сколько раз он выступал? Один раз. 31 января, когда обсуждали пособия для инвалидов. Потому что, будучи главой коалиции, именно Битан продвигал это соглашение.

Лля него такое поведение неестественно. Раньше он выступал в зале заседаний хотя бы раз в неделю. Биньямин Нетаниягу имел в его лице активного и красноречивого защитника.

Битан заседает в восьми парламентских комиссиях, не менее. Пять из них – весьма важные, влияющие на нашу жизнь. Но три из них, как показывает проверка, Битан за последний месяц вообще не посещал: это комиссия по прозрачности, по госконтролю и по борьбе с распространением алкоголя и наркотиков. Все 59 заседаний он пропустил. А в комиссии по науке и технологии он участвовал только в одном заседании из 32, которые она провела с того дня, как следователи открыли уголовное дело Битана. Он участвовал в двух из ста заседаний экономической комиссии, и в десяти заседаниях финансовой комиссии. Много? Но всего их было проведено 120… Плюс еще 19 заседаний из 48 в оргкомиссии. Но и там он почти все время молчал.

Эта печальная статистика заставляет заподозрить, что он стал «наемным голосом». Просто «коалиционным роботом», который помогает коалиции получать необходимое большинство в комиссиях. При этом он не углубляется в тему, не вмешивается в обсуждения. Ничего не продвигает: кнессет за это время обсудил только один его законопроект, да и тот был заморожен. За последние 4 месяца он участвовал в одном мероприятии на юге Израиля, и еще присоединился к делегации, которая отправилась в США за счет «Сохнута».

С того момента, как он впервые вошел в кабинет для допроса, Битан перестал функционировать, как депутат кнессета, он лишь пользуется парламентским иммунитетом. Он не только занимает место, на котором мог бы оказаться другой, более активный народный избранник. Но он еще и получает зарплату в 42 тысячи шекелей. У него трое парламентских помощников. На все его парламентские нужды государство тратит более 100 тысяч шекелей в месяц. Иными словами, «убежище», в которое он превратил для себя кнессет, уже обошлось налогоплательщикам более, чем в полмиллиона.

Битан: «Расследование не влияет на мою парламентскую работу»

«Я два года был председателем коалиции, а год до того – председателем комиссии кнессета. Считался одним из самых активных, если не самым активным депутатом», — вспоминает сам Битан в своем ответе.

«Комиссий много, а депутатов, готовых работать – мало. Поэтому в некоторые комиссии я был записан только для участия в голосованиях, как представитель «Ликуда». Это не является чем-то из ряда вон выходящим. Большинство членов комиссий не присутствуют на всех заседаниях, да это и нереально: зачастую часы работы разных комиссий совпадают.

Во время последней сессии я занимался крайне важными темами, которые потребовали множества часов работы. Я участвовал в большом количестве заседаний оргкомиссии, а в финансовой комиссии я участвовал в обсуждениях и в голосованиях по проекту бюджета. В комиссии по соцобеспечению я занимался вопросами, связанными с повышением пособий по инвалидности. Дискуссии продолжались много дней, а без моего вмешательства проблема и сегодня не была бы решена… В комиссии по науке и технологии я участвовал в подготовке окончательного варианта законопроекта об «электронном правительстве» — он будет представлен на голосование в первом чтении на следующей неделе. И в комиссии по госконтролю я участвовал в заседаниях закрытой подкомиссии.

На других заседаниях я не присутствовал, поскольку полагал, что мне не следует появляться там, пока госконтролер не завершит отчет по делам, связанным с муниципалитетом Ришон ле-Циона.

Поездка в США, которую Авиталь пытался высмеять, была единственной за пять последних месяцев. Я из тех депутатов, которые не часто летают заграницу. В данном случае я был приглашен Федерацией еврейских общин США.

Вопреки утверждениям Авиталя, ведущееся в отношении меня расследование не оказывает никакого влияния на мою работу в кнессете. Почему его статья столь тенденциозна и искажает факты? Не знаю. Но я продолжу напряженно работать на благо общества, как делаю с первого дня в качестве депутата кнессета. Есть те, кто это ценит.

Использованы статьи Томера Авиталя, и Давида Битана. «ХаАрец». Д.Н. Фото: Илан Асаяг

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend