Сколько русских солдат убито в Сирии

Вопрос в заголовке интересует многих: сколько российских военнослужащих было убито в Сирии, начиная с сентября 2015 года, когда Россия официально вступила в гражданскую войну на стороне президента Башара Асада?

Этот вопрос можно было бы расширить: сколько российских граждан было убито в Сирии с 2011 года, когда там началась гражданская война? Речь, конечно же, идет о наемниках из бывших советских республик, которые присоединились к ИГ по идеологическим или сугубо материальным соображениям. Но на этот вопрос ответа не найти.

Тогда как частичный ответ на первый вопрос есть: только за минувшую неделю, в боях за Дейр эз-Зор, из двух батальонов наемников было убито около ста человек и ранено еще двести.

Батальоны подчинялись приказам офицеров российской армии, но при этом у них не было воздушного прикрытия, что и объясняет большие потери. По рассказам раненых, их задача состояла в том, чтобы проверить, насколько можно продвинуться в «американскую зону» без того, чтобы вызвать ответную атаку. Так они попали под бомбежку американских ВВС

Врач, работающий в московском военном госпитале в Химках, рассказал на условиях анонимности, что за указанный срок из Сирии прибыли три специально оборудованных медицинских самолета, битком набитых тяжело ранеными.  В каждой палате по восемь человек. Многие ранения от шрапнели. И это только один госпиталь из пяти, по которым развозят раненых: госпиталь Бурденко в Москве, 3-й госпиталь Вишневского в Красногорске, 5-й госпиталь в Балашихе и госпиталь военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Как сказал врач, ему запрещено раскрывать любую информацию, включая статистику смертности  среди тяжело раненых.

Разные источники — разные ответы. Военные аналитики сходятся в том, что российские власти умышленно занижают свои потери, чтобы сирийская война не вызвала в народе такой же шок, как афганская.

Но уже в постановке вопроса — сколько российских военнослужащих убито — видна принципиальная разница: кроме признанных властями нескольких эскадрилий ВВС, экипажей боевых судов, ограниченного контингента спецназа и военных инструкторов, входящих в состав российской армии, в Сирии воюют российские наемники. В отличие от знаменитого Иностранного легиона, входившего в состав французских сухопутных сил, они не имеют никаких формальных связей с российской армией и прибывают в Сирию на заработки, подписав контракт с частной военной компанией (ЧВК). ЧВК носит  название «Вагнер», хотя ее работа — это совсем другая опера: вербовка бывших военных в российской глубинке, где условия жизни заставляют соглашаться на любую работу.

Российские власти заинтересованы в большом притоке наемников, поскольку, с одной стороны, они увеличивают количество штыков, на которых так удобно устроился президент Асад, а с другой — их гибель не требует официальной «похоронки», как в случае военнослужащих регулярной армии. При этом власти не несут за наемников никакой ответственности. Разве что могут посмертно наградить погибших медалями «За отвагу».

ЧВК не разглашает информации ни о количестве наемников, ни о потерях среди них, ни о заработках, ни — и это самое интересное — о связях ЧВК с Кремлем. На прошлой неделе пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова сообщила о гибели пяти граждан, особо подчеркнув, что они не имеют никакого отношения к российской армии. А Министерство обороны и пресс-секретарь президента Путина отказались отвечать на вопрос по поводу военных потерь.

Единственное, что не изменилось со времен Афганистана — это «груз 200»: под этим кодом в Россию прибывают гробы тех, кто попал в Сирию по долгу службы или по желанию.

Рафаэль Рамм, «Детали»
На фото: премьер-министр России Владимир Путин. Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend