Фото: Reuters

Сирийский реактор — до и после

Первые сведения о заинтересованности Сирии в приобретении ядерного реактора дошли до Израиля в конце 90-х годов прошлого века, когда у власти в Сирии был еще президент Хафез Асад. Но реальные расследования этой проблемы начались в середине первого десятилетия нашего века после осознания существенного провала разведки в отношении ядерных исследований в Ливии.

«19 декабря 2003 года, в субботу вечером я включил радио, чтобы послушать новости, и услышал: «Американцы и британцы убедили Ливию свернуть свою ядерную программу», — рассказал один из руководителей Мосада. На следующее утро я собрал своих людей, чтобы обсудить наш провал в Ливии. Мы допустили два просчета. Во-первых, мы вообще понятия не имели, что в Ливии существует такая программа. Во-вторых, не знали, что переговоры о ее прекращении идут уже восемь месяцев. Тогда-то мы и задумались, в какой еще стране региона могут попытаться создать атомную бомбу».

Через полгода всплыла Сирия, хотя эта страна не имела высокого приоритета в Мосаде.

«Наши интересы были тогда сосредоточены на Иране, — рассказал начальник отдела разведки Мосада Амнон Серфин. – Но все же мы создали специальную исследовательскую группу, которая занялась Сирией. Все, кто раньше занимались президентом Сирии, говорили мне: «Это не похоже на Асада».

В процессе работы сотрудники Мосада вышли на секретный объект, расположенный в пустыне неподалеку от Дир аз-Зура в 450 километрах от Дамаска. Там располагалось большое квадратное здание площадью 1000 кв. м. высотой 20 метров. В израильской разведке его условно назвали «Куб».

Сотрудники Мосада обнаружили снимки со спутника участка в недрах пустыни, в точке под назваием Аль-Кибар, в нескольких километрах к востоку от реки Ефрат. Это и был «Куб».

Сирийцы и корейцы закамуфлировали здание в Аль-Кибар, чтобы оно выглядело, как обычная фабрика. Что происходит внутри, установить было практически невозможно. Движения транспорта в округе практически не было. Лишь иногда появлялись мотоциклисты. Никаких особых мер безопасности – заборов или охранников, ни,тем более, ракетных батарей не было видно.

Амос Харэль, Алуф Бен, «ХаАрец», З.А

На фото: сирийский реактор — до и после удара.
Фото: Wikipedia public domain.


Реклама





Send this to a friend