Фото: Omar Sanadiki, Reuters

Сирийских детей учат ненависти к Израилю и любви к России

Израильский научно-исследовательский институт IMPACT-se, который занимается мониторингом школьного образования с точки зрения международных образовательных стандартов, а также толерантности, опубликовал результаты своей работы, внимательно изучив сирийские школьные учебники.

IMPACT-se — Institute for Monitoring Peace and Cultural Tolerance in School Education — был создан в 1998 году Йохананом Манором и считается одним из ведущих в данной области.

Исследователи – доктор Эльдад Пардо и Майя Якоби — проанализировали школьные учебники, предназначенные для учащихся с первого по двенадцатый классы и используемые на территории, которая контролируется Башаром Асадом.

Целью исследования обозначалось соответствие школьных программ международным стандартам, установленным на основе резолюций ЮНЕСКО и других международных норм. Во внимание принимались такие параметры, как отношение к Израилю, России, Ирану, «Хизбалле», Западу в целом, освещение тем, связанных с гражданской войной, меньшинствами, национальной идентификацией и многое другое.

Результаты исследования, в частности, выявили любопытную тенденцию: сирийским школьникам навязывается представление о России как об идеологическом и культурном союзнике, что, по-видимому, свидетельствует об укреплении альянса между двумя странами, который будет пролонгирован и после окончания войны. Кроме того, одним из факторов, подтверждающих тезис о двусторонних связях, указывается изучение русского языка сирийскими школьниками.

«Нас очень удивил российский элемент в сирийский учебниках, — сказал Маркус Шиф, генеральный директор IMPACT-se. — Россия изображается как ближайший союзник Сирии и всего арабского мира. И после войны Россия тоже никуда не денется — она должна остаться».

Вмешательство России в гражданскую войну помогло переломить ситуацию в пользу Асада. Но Иран, который также неуклонно поддерживал правящий режим, представлен в большинстве учебников как ненадежный региональный конкурент. Что может служить признаком эфемерности этого альянса. Впрочем, в черном свете изображается не только современный Иран; негатив распространяется также на древнюю империю персов.

Что интересно: в учебниках не упоминается «Хизбалла» несмотря на то, что эта террористическая организация выступает в качестве союзника Асада, воюя на его стороне. Само слово «Израиль» в книгах вообще не обнаружено, авторы прибегают к эвфемизмам типа «расистское образование» или «сионистское образование». Учебная программа для сирийских детей, с другой стороны, характеризуется откровенными антисемитскими мотивами, где в качестве примера приводится образ еврея-ростовщика Шейлока из пьесы Уильяма Шекспира «Венецианский купец».

В учебниках ничего не говорится о Холокосте, но сплошь и рядом упоминается «террористическое государство», которое, помимо прочего, «украло» у сирийцев Голанские высоты, и потому, дескать, все средства борьбы с Израилем хороши и законны, включая террор.

По словам того же Шифа, вряд ли стоит надеяться на то, что Сирия уйдет от традиционного враждебного настроя по отношению к Израилю даже после того, как война завершится.
«Сирийская риторика остается прежней, она не изменилось, и ненависть к Израилю – это ключевой принцип учебной программы», — констатировал Шиф.

И потому не удивительно, что в учебниках культивируется «светлый образ» Асада-старшего, который описан как национальный герой, и утверждается, что его сын смело идет по стопам отца, мужественно и непреклонно.

В то же время, как считают исследователи, нельзя говорить о «чрезмерном культе личности, в сравнении, скажем, с иранской системой образования».

Сирийская правительственная армия, согласно исследованиям IMPACT-se, по-прежнему играет особую роль в жизни сирийцев. В то же время, как указывают исследователи, школьная программа по своему характеру – светская, она поощряет независимое мышление, стремление добиваться конструктивного подхода при решении проблем, добровольческую деятельность и религиозную открытость.

Несмотря на то, что веротерпимость преподносится в качестве общего принципа, преподается только одна, установленная государством форма суннитского варианта ислама. За исключением христианства, другие религии или течения игнорируются.

Подводя итоги, исследователи резюмируют, что в целом учебная программа в Сирии не соответствует стандартам руководящих принципов ЮНЕСКО в сфере образования, мира и терпимости. Но, например, в плоскости, касающейся гендерного равенства, требования ЮНЕСКО соблюдены.

«Хотя снаряды по-прежнему продолжают падать, разрушая дома, война в большинстве учебников практически не упоминается. Этос, представленный режимом подрастающему поколению – это стихийное бедствие, требующее личных жертв. Дети видят своими глазами, что происходит у них в стране, но учебники ничего им не объясняют», — говорит Маркус Шиф.

Рои Шимони, «ХаАрец» М.К.

Фотоиллюстрация: война в Сирии. Фото: Omar Sanadiki, Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend