Штраф в 120 тысяч шекелей – за дискриминацию и расизм

Государство начнет предоставлять бесплатную юридическую помощь любому гражданину, который сочтет, что был подвергнут дискриминации при получении товаров или услуг. В интервью «Деталям» депутат кнессета Пнина Тамано-Шата («Еш атид») объяснила необходимость принятия нового закона тем, что сегодня суды назначают слишком мягкие наказания за нарушения такого рода.

— Антидискриминационный закон у нас существует уже давно, но суды назначают очень малые компенсации пострадавшим. Моя канцелярия проверила, сколько в среднем получает человек, пострадавший от дискриминации и обратившийся в суд. Это позор! Бизнесы, уличенные в подобном, должны заплатить от 10 до 20 тысяч шекелей, 30 тысяч — это в лучшем случае. Однако все мы знаем, что услуги адвоката могут стоить гораздо больше.

И вот представьте, что человека унизили – неважно, где это произошло: его не пустили в клуб или отказались обслужить в магазине. Он нанял адвоката, услуги которого стоят дорого; затем пережил малоприятную процедуру судебного процесса. А в итоге суд как будто бросил ему подачку! Не говоря уж о том, что слишком мягкие приговоры не имеют силы сдерживания, — пояснила Пнина Тамано-Шата.

Возможность получить бесплатного адвоката станет стимулом для тех, кто сегодня вообще предпочитает «проглотить обиду» и не обращаться в суд. Соответствующий законопроект уже подготовлен к голосованию во втором и третьем чтениях, и утвержден межминистерской комиссией по законодательству. Он будет действовать в качестве временной инструкции в течение трех лет. Юридическая помощь будет бесплатно предоставляться истцу в гражданских процессах, вне зависимости от уровня его доходов.

— Это не частный проект общественных групп, объединивших людей, страдающих от дискриминации и расизма, — продолжила депутат. — Вот вы сейчас интервьюируете меня для русскоязычного сайта. А ведь известно, что русскоязычная община тоже страдает. Кто-то из-за акцента, кто-то из-за различных стереотипов. Государство должно вмешаться, еще и для того, чтобы показать судам свою заинтересованность в борьбе с дискриминацией, показать, что подобные нарушения не останутся безответными. Должны быть созданы прецеденты.

К этому законопроекту есть поправка, которая, с моей точки зрения, чрезвычайно важна. Она обсуждается сейчас с депутатами от коалиции, которые ее пока не отклонили, а предложили обсудить за столом переговоров. Суть поправки – увеличить возможную компенсацию в случае проявления дискриминации и расизма с 50 тысяч шекелей без доказательства ущерба — до 120 тысяч шекелей. Потому что когда самая высокая планка всего 50 тысяч, то средний размер компенсации оказывается низким, и это никого не останавливает.

— Приведите, пожалуйста, несколько примеров такой дискриминации.

— Известны случаи, когда молодые люди восточного происхождения или выходцы из Эфиопии приходили в якобы «престижные» ночные клубы, а их туда не пускали из-за цвета кожи, из-за того, как они выглядели. Им говорили: «у нас закрытая вечеринка», или придумывали другие причины.

Вот один пример дискриминации, которым, кстати, занималась Общественная адвокатура: девочка семи лет садилась в автобус, осуществляющий подвозку после уроков, и замешкалась на ступеньках по какой-то причине. Водитель автобуса унизил ее перед другими детьми, сказав: «Ты — обезьяна, твои родители — обезьяны, слезай с дерева». Как взрослый человек мог так оскорбить семилетнюю девочку?! Из-за того, что мать девочки была новой репатрианткой, ей юридическая помощь была предоставлена бесплатно, и стороны пришли к компромиссу о выплате компенсации в размере 30 тысяч шекелей.

Виды дискриминации бывают разные. Однажды, будучи еще подростком, я пошла покупать бурекасы. Дело происходило в Лоде, я зашла в филиалиал магазина, но мне не хотели ничего продавать. Продавец сказал мне: я вам поштучно продавать не буду. Я спросила: кому это «вам»? Я здесь одна. Он сказал: «Вы, эфиопы — воры, поэтому я вам поштучно бурекасы не продаю». Я подала иск, но судья его не приняла. Потом ее отстранили от работы в суде из-за коррупции, без всякой связи с моим делом, через месяц после того, как она меня «спустила с лестницы». Представьте, что вы идете в магазин, а вам такое говорят! Ярлыки нельзя навешивать ни на «русских», ни на «эфиопов», ни на арабов, ни на инвалидов…

Бывают и более серьезные случаи. Например, то, что произошло в винодельне «Баркан» — классический пример дискриминации по этническому происхождению. Кто они вообще  такие, чтобы требовать у «русского» или «эфиопа» подтверждение еврейства? А есть еще и скрытая дискриминация. Если я или вы пойдем на рабочее интервью, то не узнаем, почему нас на самом деле не приняли — по профессиональным качествам или из-за акцента? Или из-за внешнего вида, который не сочли «правильным»?

(Как ранее сообщали «Детали», руководство винодельни Баркан приняло решение отстранить рабочих эфиопского происхождения от работы на производственной линии по требованию представителей раввинского суда справедливости (БАДАЦ), так как их еврейское происхождение, по мнению некоторых раввинов, является спорным).

— Вы умомянули винодельню «Баркан» — как там обстоят дела после громкого скандала?

— Продажи продукции этой винодельни упали. Израильское общество поддержало борьбу. Потребительский бойкот в таких ситуациях оказывается весьма действенной мерой.

Олег Линский, «Детали». Фото: Офер Вакнин

На фото: депутат кнессета Пнина Тамано-Шата


Читайте также: Это не расизм, это еврейский закон

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend