Фото: Maxim Shemetov, Reuters

Шпионские игры: как Россия выиграла чемпионат мира

«Чемпионат мира по шпионажу» — так называется фильм-расследование датских режиссеров-документалистов Нильса Борхарта Холма и Джона Аделстена. Они изложили свою версию того, почему чемпионат мира по футболу 2018 года будет проведен в России, а не в Великобритании.

— Для нас было очень важно закончить фильм до того, как начнется чемпионат, — сказал Нильс Холм в интервью «Деталям». – На его съемку у нас был всего год, и это очень мало.

Но они успели. В Израиле фильм, снятый по заказу франко-германского канала «АRТЕ» при поддержке датской газеты «Ekstra bladet» и уже проданный в 14 стран мира, будет показан компанией Yes 10 октября — то есть за 4 дня до начала чемпионата.

— В мае прошлого года, когда мы с Джоном закончили монтаж фильма о коррупции в ФИФА, агентство «Ассошиэйтед пресс» назвало имя автора «Досье Трампа», где впервые сообщалось о российских связях президента, — рассказал Холм. — Этим человеком оказался Кристофер Стил, бывший агент британской разведывательной службы MI6. А до того, как подготовить досье на Трампа, Стил работал на британскую Футбольную ассоциацию, которая подала заявку на прием в Англии ЧМ-18.

Когда мы прочитали, что Демократическая партия США и анти-Трамповская оппозиция наняли того же человека, что и Футбольная ассоциация, то были потрясены. Футбольная ассоциация нанимает бывшего шпиона? Тут начинаешь понимать, на каком уровне она работает. Тогда и родилась идея фильма.

— Но шпионы-то зачем?

— Я далек от мира профессионального спорта, никогда не снимал фильмы о спорте и снимать не собираюсь. Но этот фильм — не о спорте. Он – о структуре и системе, об огромных потоках денег, об алчности, о власти и политических играх.

Но вернемся к шпионам. В 2010 в ФИФА были поданы четыре заявки на проведение ЧМ-18 – от Англии, России, а также две парные: Испания/Португалия и Бельгия/Голландия. Право страны проводить чемпионат мира по футболу дает большому числу людей возможность сделать на этом очень большие деньги. В России, например, построено 10 новых стадионов, улучшены инфраструктура, гостиницы и так далее.

Речь идет о миллиардах – тут и права на трансляцию матчей, и спонсорство, и многое другое. ЧМ имеет и политическое значение – страна-хозяйка получает возможность на протяжении целого месяца представлять себя с лучшей стороны. Лидер любой страны был бы рад заполучить такой приз.

И когда ставки столь высоки, то страны готовы пустить в ход любые средства для достижения этой цели. В том числе – нанять шпионов, чтобы разузнать, чем занимаются конкуренты, а также выяснить, как можно повлиять на членов исполнительного комитета, которые, в конечном счете, и голосуют за выбор той или иной страны. И не только на них.

— В вашем фильме есть несколько ключевых персонажей – ваших информаторов, на которых построена история. Кто они?

— Мы понимали, что очень ограничены во времени, так что амбиций раскрыть новые документы у нас не было. Это нереально. Мы хотели разыскать людей, которые участвовали в этом процессе, чтобы они рассказали, как все происходило. И сосредоточились на Англии и России.

Начали искать источники, однако мало кто хотел говорить об этих событиях. Оно и понятно. После 2010 года всплыло множество историй о коррупции и других нарушениях в мире футбола. Тем не менее, нам удалось взять интервью и у лорда Трисмана, и у Алексея Сорокина. Они занимали схожие посты – возглавляли конкурсные заявки своих стран. А третий персонаж – Питер Харгитай — человек, которого хорошо знают в ФИФА, но он никогда не был публичной фигурой. Он консультировал политиков из мира спорта, но сам всегда оставался в тени. Поскольку он недолгое время работал на англичан, то многих знал и мог рассказать нам неофициальную версию событий.

— Почему местом встречи с Питером Харгитаем был выбран Будапешт?

— Он оттуда родом, и много времени проводит на родине. Он пригласил нас встретиться, но без камеры, таково было его условие. Он был вхож в места, куда нам доступа не было. Но прошло месяца три, пока нам удалось убедить его говорить перед камерой. Почему он, в конце концов, согласился, мы так и не знаем.

Есть в фильме еще один чрезвычайно важный персонаж – английская журналистка Хейди Блейк. В 2014 году она работала в «Санди таймс» и вместе с журналистом Джонатаном Колвертом раскопала, что Англия пустила в ход шпионов, чтобы выиграть заявку. Более того, они были единственными, кто напрямую говорил с этими шпионами. Мы полагаемся на находки Хейди Блейк. А Филипп Оклер, писатель, специализирующийся на футболе, рассказал о том, как президент Германии Кристиан Вульф вмешался в голосование.

Хотя ни Вульф, ни Франц Беккенбауэр не согласились с нами говорить (знаменитый футболист и тренер был замешан в коррупционном скандале — утверждалось, что немецкий футбольный союз получил право проведения ЧМ-2006 за взятки — прим. «Детали»), мы рассказали о том, что происходило между Бекенбауэром, русскими и немецким президентом.

Просто сложите факты: Беккенбауэр становится послом Газпрома; Газпром —  главный спонсор футбола в России; президент Германии лично вмешиватся в процесс голосования. Сам по себе ни один из этих фактов не является уликой. Но если сложить их вместе, они могут стать убедительным «подтверждающим доказательством».

На мой взгляд, это указывает на сделку между Россией и Германией. У нас нет документа, вроде квитанции о банковском переводе со счета Газпрома на счет Беккенбауэра. Вообще не думаю, что он существует, это работает не так. Но вся эта история указывает, насколько неправильно устроена эта система. Огромные денежные потоки контролируются крошечной и практически неподотчетной группой людей. Прозрачность минимальная. Это — идеальные условия для расцвета коррупции. И это системная ошибка.

— Какое впечатление произвел на вас Алексей Сорокин?

— Интересный тип. Все, кто имел с ним дело, отзываются о нем как о трудяге. Сорокин любезно разрешил присоединиться к нему в инспекционной поездке по новым стадионам, и потом дал интервью, которое, впрочем, оказалось малоинформативным. По его словам, он очень многого не помнит. Ни об участии «Газпрома», ни о шпионах. К слову: в прошлом и лорд Трисман, и Сорокин были дипломатами (последний служил сотрудником российского посольства в Вашингтоне). Это многое говорит о том, какие качества требуются для этой должности.

— Итак, если подвести черту – почему англичане проиграли? На голосовании исполкома ФИФА из 24 членов комитета за них проголосовали только двое. Это просто пощечина.

— Я думаю, причин несколько. Во-первых, англичан в ФИФА недолюбливают. Это признает и Сепп Блаттер, восьмой президент ФИФА. В 1974, когда сэр Стенли Раус, 14 лет возглавлявший ФИФА, проиграл бразильцу Жоао Авеланжу, у англичан начались проблемы. Что касается исполкома, голосовавшего в 2014-м за место проведения ЧМ-18, то известно, что многие его члены были коррумпированы.

Это наводит меня на мысль, что, возможно, и русские, и англичане, чтобы убедить их, использовали, скажем так, неофициальные методы. Только русские, возможно, в этом лучше преуспели.

Максим Рейдер, «Детали».
Фото: Maxim Shemetov, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend