Шломо Неэман: «На Либермана, скорее всего, надавили военные»

О том, что Либерман поручил сотрудникам Минобороны прервать с ним отношения, Шломо Неэман узнал… из газет. В интервью «Деталям» глава регионального совета Гуш Эцион сказал — возможно, речь идет о каких-то ведомственных интригах.

«Мы не будем контактировать с теми, кто выступает против сотрудников системы безопасности. Включая и Шломо Неэмана, руководителя совета Гуш Эциона», — заявил Либерман в интервью «газете Макор Ришон». Как сообщили СМИ, аналогичное распоряжение министр дал и своим подчиненным: «Не отвечайте на их звонки, не назначайте им встречи, ничего».

Что думает об этом Шломо Неэман? Председатель регионального совета Гуш Эцион, отвечая «Деталям» на этот вопрос, разводит руками:

— Честно говоря, об этом решении я узнал из газет. При этом со мной все продолжают работать, как и раньше. Думаю, что речь идет о каких-то внутренних интригах, и Либерман просто не мог не отреагировать иначе на мое выступление… В принципе, мне это не очень понятно. Представьте себе ситуацию, когда, к примеру, мэр Димоны недоволен работой какого-то чиновника из МВД и критикует его, после чего министр внутренних дел заявляет: «Всё, мы прекращаем любое сотрудничество с мэром Димоны!». Не абсурд ли?!

Сайт 7 канала разъяснил причину конфликта — министр обороны гневается на попытки общественных деятелей и политиков навязать свою волю чиновникам гражданской администрации и МО. А Неэман около 2 недель назад еще и высказался о попытке демонтажа нескольких зданий в поселении Сде Боаз. Речь шла об объектах, которые гражданская администрация сочла построенными незаконно, на что Неэман сказал: «Если кто и нарушил тут закон — это гражданская администрация, если кто и преступник — это само государство… Критерии определения того, что именно можно считать государственной землей, у нас меняются каждые два-три месяца, потому что никто не знает закон, и государство не определило, какой закон тут действует… Государство совершает преступление, отдавая государственные земли в руки бунтовщиков».

Должны ли даже столько резкие обвинения вызывать столь резкую реакцию министра? «Тот, кто обвиняет армию, сотрудников оборонного ведомства, лишается возможности контактировать с нами, и это касается руководителя регионального совета Гуш Эцион Шломо Неэмана , — сказал глава оборонного ведомства в интервью «Макор Ришон». — В особенности, после его высказываний по поводу Сде Боаз и Натив ха-Авот. Я просто поручил своим подчиненным в офисе заблокировать любые контакты с ним. Я не потерплю подрыва общественными деятелями авторитета солдат и сотрудников оборонного ведомства». Либерман добавил, что-то же относится и к любому депутату Кнессета, министру, а также к главам муниципальных и местных советов — просто с ними перестанут иметь дело. «Не отвечайте на их звонки, не назначайте им встречи, ничего», — добавил министр.

Неэман предполагает, что на Либермана, с которым он хорошо знаком, могли оказать давление военные, заставив его выступить со столь резкой отповедью.

— Хотя, если говорить честно, то вовсе не военных и даже не чиновников я критиковал, а говорил, прежде всего, о политиках, о преступности государства, которое не защищает земли, принадлежащие ему, — говорит он. — Моя критика, прежде всего, была направлена в адрес Нетаниягу, который никак не может определиться с выработкой политики по отношению к поселениям и поселенцам. Государство не может так себя вести. На протяжении двадцати лет оно не способно решить вопрос с землей, с поддержкой тех, кто на этой земле живет, защищая ее от незаконных посягательств.

Напомним, что поселение Сде Боаз было основано в 2002 году. Оно расположено на возвышенности, с которой просматривается окружающая местность. Противники демонтажа отмечают, что палестинцы смогут отсюда забрасывать камнями и бутылками с зажигательной смесью проходящее внизу шоссе. Председатель регионального совета Самарии Йоси Даган тоже не видит логики в том, что правительство вдруг принимает решение снести Сде Боаз — но в то же время дает разрешение на массовое строительство в Калькилии.

— Мы пытаемся достучаться до сознания правителей. Наша земля уходит из наших рук, мы теряем ее! Понимаете, весь этот процесс со зданиями в Сде Боаз носит чисто политический характер — чиновники капитулируют под прессингом гражданской администрации исключительно из политических соображений. Вот почему я критиковал, повторю, прежде всего политиков. Люди в форме, за которых обиделся Либерман, находятся далеко в конце этого моего списка. Но хочется, чтобы они лучше работали и защищали нашу землю от незаконных посягательств, — подчеркнул Шломо Неэман.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Илан Эсаяг

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама