Секс в пуританском обществе

Слово «секс» вошло в мировой обиход в 1929 году. А в 1931-м в Эрец-Исраэль вышла книга Шошаны Шабаби «Мария», которая тайком передавалась из рук в руки. С этого года историки и отсчитывают начало вторжения слова «секс» на страницы израильских книг, газет и журналов.

Героиня «Марии» сошлась с чужим мужчиной и кончила жизнь в монастыре. О подробностях говорилось только намеками.

Намного свободнее в ивритском переводе изъяснялись авторы романов «Гетера на римском троне», «Распутин» и «Леди Гамильтон», за которыми в 1947 году последовали «Любовные ночи Казановы», где обо всем рассказывалось от первого лица со скупыми анатомическими подробностями.

Настоящим переворотом стало появление в пятидесятых годах книг о распутной жизни скромных израильских девушек, для которых образцом были героини американских романов на идише тридцатых годов. С этого жанра начинал Ицхак Башевис-Зингер.

В израильском варианте у героинь были такие имена, как Яэль, Хава, Рут и Смадар, однако авторы еще не умели описывать постельные сцены, и не знали, какими терминами можно пользоваться в литературе для описания интимных мест. Зато они точно знали, что еврейские скромницы – героини их романов – патриотки: они боролись с английскими оккупантами, соблазняя их во имя правого дела.

В названии одной из таких книг «Яэль: о любовных приключениях невероятной красавицы, члена еврейской подпольной организации во времена английского мандата» заключался весь сюжет, а фотография на обложке полуобнаженной Бриджитт Бардо должна была подтвердить, что еврейской подпольщице Яэль тоже есть, что показать. «Самым опасным врагом английских мандатных властей» была семнадцатилетняя девственница Яэль, а не члены «Эцель» и «Лехи».

В книге «Рут – увлекательный роман из жизни девушки-подпольщицы» героиня занималась сексом уже в автомашине, несущейся на полном ходу.

Но всех переплюнул роман «Смадар: приключения молодой киббуцницы». Она участвовала в оргиях и проходила свои университеты в лучших традициях маркиза де Сада.

Наконец, в 1963 году появился роман «Анита: история страсти», где героиней была новая репатриантка из Аргентины. Все авторы подобных романов обычно писали под псевдонимами.

Еще дальше дело зашло, когда появилась серия «Сталагов» (по названию голливудского фильма Билли Уайлдера «Сталаг-17»о немецком лагере для военопленных). Через считанные годы после процесса Эйхмана сладострастно описывались нацистские надзирательницы-садистки, развлекавшиеся с заключенными.

Всего появилось около двухсот книг в этом жанре, написанных начинающими израильскими писателями, студентами, а то и самими издателями. «Сталаги» продавались в киосках и пользовались невероятной популярностью.

В середине пятидесятых годов появилась книга «Секс и ты». Она вызвала скандал: о сексе заговорили открыто. К тому же книга стала пособием для молодежи. «Секс и ты» переиздавалась семь раз, а книг с ключевым словом «секс» стало намного больше.

Пионером израильской желтой прессы считается иллюстрированный еженедельный журнал «Ха-Олам ха-зэ» («Сей мир»), который начал выходить с 1950 года под редакцией публициста и левого радикала Ури Авнери. «Сей мир» быстро стал одним из самых популярных журналов, где серьезные политические расследования и скандальные публикации сопровождались колонкой сплетен. К тому же редактор начал разоблачать любовные связи высокопоставленных особ под заголовками типа «Тайная любовница Моше Даяна» или «Странные секусальные наклонности директора Министерства финансов». Сексу была отведена вся задняя обложка журнала «Сей мир», где и печаталась «клубничка».

В невинные пятидесятые годы скандал могла вызвать сделанная в Лондоне фотография легендарного основателя газеты «Маарив», доктора философии Азриэля Карлибаха, стоящего рядом с девицей в нижнем белье. В шестидесятых годах «Сей мир» устраивал фото-конкурс «Королева воды». Со временем купальники на фотографиях прикрывали все меньше и меньше достоинств их обладательниц. В одном из номеров «Сего мира» читатели узнали, что «израильский мужчина предпочитает немок», а другой аннонсировал прямо на обложке «Сенсацию в Париже: альбом израильтянок из высшего общества в чем мать родила».

В 1954 году в «Журнале для мужчин», вместо ожидаемых фотографий голых девиц, появилось большое объявление о выходе 13-го тома собрания сочинений Жаботинского, а на развороте журнала – где должна была красоваться девица в чем мать родила, появилась одетая с головы до ног актриса Камерного театра, игравшая в премьере «Пигмалиона». А для любителей клубнички – репортаж из ночного клуба в Тель-Авиве с фотографиями девушек в бикини, танцующих вальс Штрауса: слова «стриптиз» тогда еще не знали.

В 1957 году начал выходить ежемесячный журнал «Лилипут», где грубостей было больше, чем порнографии, но о многом говорилось еще вполголоса.

В шестидесятых годах в пику журналу «Сей мир» появился еженедельник «Буль» («в яблочко», «в десятку»), который не скрывал своих намерений показать все до конца. Один из его издателей, поэт и журналист Максим Гилан, после эмиграции в Париж стал пресс-секретарем ООП.

Как и «Сей мир», еженедельник «Буль» начинал с политики, и в 1966 году напечатал историю похищения и убийства лидера марокканской оппозиции Маади Бен-Барки под заголовком «Мосад замешан в деле Бен-Барки?» Вопросительный знак не помог: издателей еженедельник отдали под суд по обвинению в шпионаже, в нанесении ущерба безопасности государства, и приговорили к одному году лишения свободы.

Тюремная администрация не возражала, чтобы осужденные редактировали еженедельник прямо в камере. Тут им и пришло в голову переключиться на порнографию в чистом виде, и дело пошло на лад. «Буль» выходил в свет целое десятилетие и был набит фотографиями, вырезанными преимущественно из немецких газет. Наибольшим спросом журнал пользовался в религиозных районах.

В 1964 году вышла анонимная книга «Я была собакой полковника Шульца», написанная от лица жены французского врача, попавшей в руки к садисту-эсэсовцу. Это был первый случай в Израиле, когда издатель оказался на скамье подсудимых по обвинению в порнографии. В суд были приглашены психологи, писатели, учителя и социологи для решения вопроса, что считать порнографией. Расследование длилось долго и безрезультатно. Наконец, суд постановил: а) уничтожить весь тираж, б) издателя приговорить к штрафу и в) наложить на типографию штраф с предупреждением.

Разгул книжной порнографии вызвал реакцию кнессета. Один из ультраортодосальных депутатов заявил, что «порнография ведет к шпионажу», а в 1965 году одна из израильских газет вышла под заголовком «Секс – под суд!». Эта газета пригласила трех писателей в судьи, чтобы установить, какие книги можно продавать в газетных киосках, а какие – нельзя.

Не прошло и года, как разразился новый скандал: автора книги «По дороге» Дана Омера привлекли к суду по обвинению в «отвратительном занятии сексом».

Отвращение иерусалимского мирового судьи было так велико, что он запретил стенографистке вести протокол закрытого судебного заседания. Результат не замедлил сказаться: книга стала антирелигиозным манифестом иерусалимской богемы, а публика умирала от желания ее раздобыть.

Судебное разбирательство тянулось три года, и в результате Омера приговорили к восемнадцати месяцам лишения свободы условно и к штрафу в размере четырех тысяч лир. Суд также постановил уничтожить его книгу, которая «самым разнузданным образом занимается омерзительным описанием секса, не говоря уже о других вещах, граничащих с откровенным богохульством».

В восьмидесятых годах появился богато изданный журнал «Монитин» («Репутация»), созданный по образцу американского «Пентхауза», но ровно через год он прогорел. Израильская миллионерша-владелица журнала объяснила это так: «Израильский мужчина по природе любопытен, но не купит журнала без разрешения жены». А у редактора «Монитина» было другое объяснение: «Нет таких денег, которые убедили бы израильтянку раздеться перед объективом, потому что у нас маленькая страна, слухи ходят самые жуткие, и нет никакой возможности скрыть личность модели». В качестве примера он привел израильскую полицейскую, которая снялась для «Плейбоя» и, даже будучи в Америке, не сумела уберечь свою семью в Израиле от обрушившегося на нее стыда и позора. Кончину «Монитина» ускорил бойкот ультраортодоксального лагеря, которому не могли противостоять даже влиятельные рекламодатели.

Ультраортодоксы в Израиле следят и за рекламными щитами, на которых ретушерам приходится «одевать» манекенщиц: не ровен час, могут сжечь и щит, и навес на автобусной остановке со слишком вольной рекламой, а главное – устроить бойкот рекламной фирме.

Вслед за «Монитином» прогорел «Бикини», но в 2001 году году эстафету подхватил журнал для мужчин «Блейзер», за которым на этот раз стоял не энтузиаст-одиночка, а крупнейший газетный концерн «Йедиот ахронот». Но при всей попытке «Блейзера» выглядеть смелым, разнузданным и не в меру сексуальным, специалисты по средствам массовой информации увидели в нем прикрытие для консервативного журнала с точки зрения восприятия израильского мужчины.

Владимир Лазарис. Фото: Моти Кимхи

На фото: израильские феминистки проводят акцию против распространения в киосках журналов с эротическим и порнографическим содержанием. 2009 г.


500 лет еврейской истории и 25 лет поисков в израильских и зарубежных архивах легли в основу книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».

«Детали» публикуют избранные главы из этой, единственной в своем роде, хроникально-исторической книги. В основу статей легли и рассекреченные цензурой протоколы, и архивные материалы о самых неожиданных сторонах еврейской жизни в Диаспоре до и после Катастрофы, и множество неизвестных документов, публикуемых впервые на русском языке.

Приобрести книгу «Среди чужих. Среди своих» или другие произведения Владимира Лазариса можно, обратившись на его сайт: www.vladimirlazaris.com 

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend