Фото: Sergey Pivovarov, Reuters

Что же на самом деле произошло в небе Сирии?

17 сентября удар израильских ВВС по объекту в Латакии, в финале которого сирийские ПВО сбили российский самолет-разведчик, стал завершением важного и насыщенного дня для происходящего на сирийской арене в целом. Несколькими часами ранее в Сочи президенты Сирии и Турции договорились о деталях соглашения, которое не позволяет россиянам нанести мощные авиаудары по силам повстанцев, насчитывающим десятки тысяч человек и почти трем миллионам гражданских лиц, которые оказались в ловушке анклава Идлиб. После семи с половиной лет гражданской войны этот район, расположенный в северной Сирии, является последним бастионом, удерживаемым противниками президента Сирии Башара Асада.

Режим Асада намеревался захватить контроль над Идлибом так же, как он восстановил свое господство над двумя третями территории страны за последние несколько лет – безжалостными бомбежками при поддержке российской авиации, в результате которых мятежники поднимали белый флаг. Однако русские и сирийцы обнаружили, что битва за Идлиб будет отличаться от битвы в Алеппо. Впервые русские столкнулись с тем, что их возможности применения силы в Сирии ограничены.

Предвидя, что в Идлибе правительственные войска ожидает мощное сопротивление, режим Асада приготовился к широкому использованию «нейтрализующего» химического оружия  — хлора. Однако Турция настаивает на оказании поддержки повстанцам, которые находятся вблизи южной границы страны, а Соединенные Штаты и Франция пригрозили применить силу против режима Сирии, если тот снова пустит в ход химическое оружие.

При таких обстоятельствах русские на двух встречах — в Тегеране, а затем в Сочи — решили договориться с Анкарой о замораживании статуса-кво. Регион к югу от Идлиба должен быть объявлен демилитаризованной зоной, Турция будет нести ответственность за обеспечение того, чтобы тяжелое оружие повстанцев было вывезено из анклава, а турецкие и российские силы введут режим прекращения огня. В любой момент, который Москва сочтет для себя удобным, она вполне может нарушить это соглашение, но пока что Идлиб, вместе с американскими войсками, размещенными на авиабазе Танф на юге Сирии, и курдские районы на северо-востоке будут досаждать режиму, как кость в горле. Однако на этом этапе Путин вынужден сдерживать свои амбиции. Соглашение  расстроило и президента Асада, который надеялся еще раз увидеть демонстрацию смертоностной силы русских.

В то время, как соглашение было заключено, в сирийском городе Латакия конвой грузовиков готовился к очередной операции по доставке по указанию из Тегерана партии контрабанды в Ливан. По данным ЦАХАЛа, на этот раз  речь шла об оборудовании для производства высокоточных ракет, используемых «Хизбаллой». В ходе подготовительных совещаний в Генштабе ЦАХАЛа было решено, что необходимо немедленно нанести удар по конвою.

Авиаудар был нанесен точно так же, как десятки и сотни предыдщих. Четыре самолета F-16 вылетели с базы ВВС на юге Израиля, направляясь на север, и, достигнув большой высоты к востоку от Кипра, выпустили ракеты по объектам в Латакии. В детальном отчете ЦАХАЛа, который был также представлен  россиийской стороне, указывается, что ракеты были выпущены в 9:42 вечера. Согласно ЦАХАЛу, русские получили предварительное предупреждение в 9:38, за четыре минуты до начала обстрела. Ракета поразила цель в 9:50. (Россияне утверждают, что они получили предупреждение всего за одну минуту). В тот момент, когда были выпущены ракеты, российский самолет Ил-20 находился в небе северной Сирии, примерно в 200 километрах к востоку от израильских самолетов. По причинам, которые русские не уточняют, самолет не был оборудован системой опознавания «свой-чужой», которая позволила бы сирийцам понять, что самолет принадлежит их союзнику.

Ил-20 продолжал двигаться на запад. В 9:52 сирийская система ПВО открыла беспорядочный огонь, выпустив в общей сложности 27 ракет. В 10:05 одна из ракет, выпущенная батареей S-200, поразила российский самолет. К этому времени израильские самолеты находились недалеко от Хайфы, направляясь на посадку.

Израиль решительно отверг утверждения России, что один из F-16 «спрятался» за Илом. Эти самолеты находились в разных районах на разных высотах и двигались ​​с разной скоростью. Возможно, что в результате применения ЦАХАЛом средств ведения электронной войны, сирийцы допустили ошибку в идентификации других израильских самолетов — и если это так, то это свидетельство их чрезвычайно низкого профессионального уровня. Русские, во всяком случае, должны были знать, где находятся израильские самолеты. Израиль убежден, что радиолокационное изображение, опубликованное россиянами по результатам разбора инцидента, просто сфабриковано – в момент, когда был сбит Ил, самолеты F-16 были совсем не там, где утверждают россияне.

Сбитый самолет стал еще одним серьезным ударом для русских после того, как они были вынуждены принять навязанный им компромисс им в отношении Идлиба. Москва и армейское руководство Сирии крайне недовольны частыми авиаударами, которые наносят в последние годы израильтяне, и считают, что порой они представляют опасность для российского военного персонала в  Сирии. Под влиянием высокопоставленных сирийских чиновников, министр обороны РФ Сергей Шойгу занял крайне жесткую позицию по этому вопросу. У Кремля есть и другие проблемы, в частности, связанные с администрацией Трампа, в том числе — выход США из ядерной сделки с Ираном и список требований из 12 пунктов, предъявленный Ирану госсекретарем Майком Помпео; впервые американцы оказывают жесткое давление на иранский режим – а тем временем операции США против ИГИЛа и «Аль-Каиды» продолжаются.

Иерусалим, подобно Москве, считает, что ключ к разрешению кризиса в Сирии находится в руках Вашингтона. В среду, после беседы с президентом США Дональдом Трампом, состоявшейся в кулуарах  Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, Нетаниягу заявил, что он получил от Трампа «все, что просил», и что президент «дал четкие указания по этому вопросу».

Между тем, по просьбе Путина, первые ракетные системы С-300 прибудут в Сирию уже на следующей неделе. Этот шаг русских, против которого возражал Иерусалим и осудили США, станет препятствием в будущих операциях Израиля, направленных против иранских объектов в Сирии. На настоящий момент Израиль считает свои действия в этом направления успешными: Ирану не удалось реализовать свои амбиции в том темпе и в тех масштабах, какие он намечал. Значительная часть попыток контрабанды в Ливан высокотехнологичного оружия для Хизбаллы была сорвана. Не будет у Ирана в конце 2018 года ни военно-морской, ни авиабазы ​​ (под давлением России Асад отказался разрешить Ирану их создать). Не удалось Ирану и разместить в Сирии 100 тысяч боевиков-шиитов, как то планировало руководство режима. В результате многократных израильских авиаударов Иран был вынужден отозвать своих военных с сирийской авиабазы Т-4  в районе Хомса.

Тем не менее, в сфере гражданской жизни иранцы продвигаются вперед. Отражением этого стала основательно финансируемая программа шиитской индоктринации алавитского меньшинства Сирии, которое отождествляет себя с режимом, и включает в себя захват учебных заведений и научных кругов под носом у президента Асада.

По оценкам израильской разведки, Революционная гвардия Ирана полна решимости продолжать свои усилия по достижению военной консолидации Сирии и останавливаться не намерена, несмотря на возражения президента Хасана Роухани. В этих условиях политический и военный консенсус в Израиле заключается в том, что у ЦАХАЛа не будет иного выбора, кроме как продолжать наносить удары по иранским объектам в Сирии, и что прекратить их будет означать снять с себя ответственность за безопасность страны.

С оптимизмом – возможно, чрезмерным — Израиль надеется, что Россия в конце концов умерит гнев, вызванный потерей самолета. В немалой степени это зависит от того, какую позицию займет Трамп. На этой неделе советники президента смогли убедить его оставить около 3 тысяч американских солдат в Сирии — в Танфе и в курдском регионе. Москва хочет, чтобы американцы ушли, но США упорно ставят вывод своих войск в зависимость от того, покинут ли Сирию иранские военнослужащие.

Не исключено, что существует возможность всеобъемлющего урегулирования в Сирии, но это зависит, как обычно, от того, насколько заинтересована будет в этом администрация Трампа и до какой степени серьезно она отнесется к этому вопросу.  

Амос Харэль, «ХаАрец», М.Р. 

На фото: российский самолет-разведчик Ил-20. Фото: Sergey Pivovarov, Reuters 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend