«Сбил и скрылся»: нужно ли ужесточить наказание

Иерусалимский окружной суд приговорил Давида Амара к 26 месяцам тюремного заключения за то, что он сбил шестилетнего ребенка и скрылся с места происшествия. Как выяснилось, у него не было даже водительских прав.

В организации «Ор ярок», которая борется за безопасность дорожного движения, утверждают, что подобных аварий становится все больше, а наказания за них не ужесточаются. Согласно проведенному здесь исследованию, за последнее время в судах различной инстанции было рассмотрено 71 дело «пага у-барах» (сбил и скрылся). В среднем, нарушители получают около 30 месяцев тюремного срока, и смехотворный штраф, в среднем 2179 шекелей.

Нужно ли строже наказывать водителей, которые сбегают с места ДТП, бросая раненых ими пешеходов на произвол судьбы? С этим вопросом «Детали» обратились к адвокату Юрию Бранту, специалисту в сфере транспортного законодательства.

— Около шести лет назад в судах было введено четкое определение подобного рода инцидентов и наказаний, которые должны за ними следовать, — объяняет Юрий Брант. — Сегодня судьи при вынесении приговора учитывают одно из трех положений, в котором в результате аварии оказался пострадавший.

Если сбитый человек отделался легким ранением, предусмотрено наказание водителю до трех лет лишения свободы. Если же пострадавший ранен тяжело, водителю грозит до восьми лет тюремного заключения. А если авария привела к смертельному исходу, водитель может оказаться за решеткой на срок до 15 лет.

— Но в движении «Ор Ярок» указывают на случаи, когда нарушители скрылись с места аварии, и требуют более жестко относиться именно к ним.

— А такого рода случаям всегда уделялось более пристальное внимание. Достаточно сказать, что, как правило, расследование по этим делам ведет не полиция, а прокуратура. Эти дела очень непростые, в них важен буквально каждый нюанс, учитывается каждая мелочь.

— Какие же мелочи и нюансы могут быть учтены?

— Любые! Скажем, водитель сбил человека, но не почувствовал, не заметил этого и помчался дальше. Должен был почувствовать, но не почувствовал! Тогда наказание может быть ограничено исправительными работами. Другой пример. Человек, совершивший наезд, не имеет уголовного прошлого, у него безупречный водительский стаж, он семьянин с маленькими детьми — все это может быть учтено при вынесении наказания.

Чтобы судья мог ориентироваться, какое именно наказание должен понести виновник ДТП, в законе предусмотрены рамки. Обратите внимание — каждый параграф, о котором я уже говорил, ограничивает максимальный срок наказания, например «до трех лет». В отличие от транспортного кодекса, где наказание начинается с минимума — «лишить такого-то водительских прав на срок не менее…».  И далее определяется число месяцев.

— То есть судья, вынося приговор, имеет свободу маневра лишь в заранее оговоренных рамках?

— Да, но в этих рамках судья может руководствоваться собственными соображениями и не обязан доводить наказание до максимальной планки в пределах одной из трех вышеописанных ситуаций. Учитывается и раскаяние, а иногда, наоборот, вскрываются отягощающие обстоятельства, будь то вождение в нетрезвом виде или неоказание помощи на месте происшествия.

У меня был случай, когда я еще работал в полиции. Мы нашли труп на дороге, а дня через 3 – 4 к нам пришел с повинной водитель. В результате расследования выяснилось, что он не был виновником той аварии, и человек погиб не по его вине. Провинившийся объяснил свое поведение шоковым состоянием, и это правда — очень многие, не поняв, что случилось, перестают контролировать свое поведение. В итоге парня судили не за убийство, а только за побег с места происшествия. Он получил 4 года.

— Что касается дела Давида Амара: в «Ор ярок» говорят, что при максимальном наказании в 36 месяцев его приговорили к 26-ти, и это, дескать, слишком мягкое наказание. Кстати, в связи с этим вспоминали и дело об гибели трех женщин в аварии, виновник которой тоже получил 11 лет, а не 15.

— Из публикаций по делу Амара неясен характер ранения у потерпевшего — легкое оно, или средней тяжести. Если речь идет о легком ранении, то наказание вполне укладывается в рамки параграфа, предусматривающего наказание до трех лет лишения свободы. А вот если ранение было средней тяжести, тогда наказание, действительно, занижено. Но, повторяю, все зависит от нюансов.

Если же говорить о той трагедии, когда пять лет назад Шошан Бараби поехал на красный свет и сбил трех женщин, а затем скрылся с места преступления, то, помимо бегства с места происшествия и неоказания помощи, его обвиняли еще и в том, что он находился в состоянии алкогольного опьянения. Однако последнее доказать не удалось, так как его задержали только через три дня, понятно, что следов алкоголя уже не удалось обнаружить.

— Ему дали 11 лет, несмотря на то, что родственники погибших требовали максимального наказания.

— Возможно, были какие-то нюансы, которые не позволили судье прибегнуть к максимальному сроку наказания. Ведь не может быть унифицированных дел, как нет и одинаковых людей. Всегда какими-то деталями одно дело отличается от другого.

— Вы поддерживаете требование представителей «Ор Ярок» ужесточить наказание за подобного рода инциденты, или вполне достаточно существующих рамок?

— Каждую ситуацию «сбил и сбежал» надо рассматривать индивидуально. Я думаю, что вполне достаточно нынешних пределов наказания.

Марк Котлярский, «Детали». Фото (только в целях иллюстрации): Элиягу Гершкович


тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама