Фото: Amir Levy, Reuters

Может ли Израиль равняться на Саудовскую Аравию

Премьер-министру Биньямину Нетаниягу всегда есть, за что критиковать ООН, в особенности ее Совет по правам человека. Почему, интересуется он, этот Совет чаще всего выбирает объектом критики нас? Нетаниягу задается вопросом: обсуждают ли в Совете соблюдение прав человека в Сирии, в Северной Корее и в Иране? И почему Израиль, единственная демократия на Ближнем Востоке, которая опирается на самую моральную армию в мире, сделали «мальчиком для битья», желая превратить его в государство-изгоя.

Действительно, а как же все эти страны, которые заключают в тюрьму журналистов, убивают противников режима, угнетают женщин и уничтожают меньшинства? Видимо, в этом и кроется ответ. Израиль входит в OECD, лучший друг Соединенных Штатов, флагман преследуемого меньшинства, создавшего собственное государство. Раз уж мы надели такой костюм, то и вести себя должны соответственно, как член западного клуба.

Саудовский журналист Джамаль Хашогги был жестоко убит в Турции агентами разведки Саудовской Аравии. Если бы это сделала Северная Корея или Иран, вряд ли последовала бы столь ошеломляющая реакция, вплоть до того, что под вопросом оказались «исторические отношения» между Соединенными Штатами и королевством.

Ужасающее поведение прокаженных стран считается само собой разумеющимся. Это дополнительное доказательство того, что они — варварские, отсталые, не цивилизованные, находящиеся на расстоянии световых лет от «просвещенного Запада». Но Саудовская Аравия — страна, которой Запад отводил особый статус. Он выражался в определении «прозападная страна». Иначе говоря, это — не западная страна, но она – «про», то есть, отвечающая интересам Запада, его требованиям. Вот почему саудитов не осуждают, когда они убивают по политическим мотивам своих сограждан, угнетают женщин и не создают демократических институтов.

Энтузиазм по поводу «западничества» Саудовской Аравии буквально забил, как фонтан нефти, когда принц Мухаммед бин Салман стал не только кронпринцем, но, по сути дела, управляющим всего королевства.

Этот молодой человек знает мир и разрешил женщинам получать водительские права. Он начал кампанию против консервативных священнослужителей, у него есть своя собственная, современная экономическая стратегия, которую известный американский журналист Том Фридман определил, как «взгляд в будущее лидера, возглавившего истинную арабскую весну»; человек, который в то же время сулит многочисленные инвестиции западным кампаниям, а также выступает в качестве одного из главных застрельщиков и партнеров в создании единого фронта борьбы с Ираном.

И тут – на тебе! Такое сильное разочарование. Лидер, считавшийся практически своим, западным, нанес смертельный удар по правилам европейского клуба. Какая досада! Когда, наконец, «один из нас» появился на ближневосточной арене, он предстал с уродливым пятном на западном костюме, в который метафорически был облачен.

И что интересно: не главы государств развернули кампанию бойкота против Бин Салмана и его королевства, а бизнесмены и корпоративные лидеры. По сути, сектор, которого традиционно вообще не волновали права человека, решил отдалиться, во всяком случае символически, от источника зловония. Бин Салман, друг Запада, оказался не слишком хорош для бизнеса.

Саудовская Аравия может жаловаться на западное лицемерие. Указывать, что Владимир Путин ликвидирует журналистов и устраняет противников; говорить, что в некоторых восточноевропейских странах, в том числе членах Евросоюза, журналисты считаются врагами народа. Почему именно Саудовская Аравия подвергается прессингу? Страна, которая сама борется с террором, выступает главным партнером в сражении с Ираном и создает тысячи рабочих мест на Западе?

Но Саудовская Аравия не прибегает к этим аргументам и не хочет избежать ответственности. В настоящее время она лихорадочно пытается найти козлов отпущения, которые будут выглядеть убедительно в глазах Запада, а их наказание очистит кронпринца от каиновой печати.

Саудовская Аравия – не «единственная демократия на Ближнем Востоке». Это вообще не демократия, и она не знакома с термином «просвещенность». Однако она хорошо знакома с западной книгой правил поведения. Этот урок еще предстоит усвоить Израилю, который убежден, что именно он пишет эти правила. Неужели должно произойти убийство журналиста или политика, чтобы Израиль, наконец, вышел из состояния самоуспокоения и осознал, почему он до сих пор остается лишь в списке кандидатов, рассматриваемых в качестве западной страны.

Цви Барэль, «ХаАрец» М.К.
Фото: Amir Levy, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend