История монтажа и монтаж истории

Документальный сериал «Салах, это – Земля Израиля» вызвал немалую критику неверной трактовки ряда моментов, относящихся к периоду массовой репатриации и строительства городов развития. Так, создатели сериала утверждали, что документы по вопросу городов развития, строго засекречены и, якобы, министры и даже глава правительства требовали сделать их достоянием гласности. Но оказалось, что эти документы находятся в открытом доступе и хорошо знакомы историкам. Точно так же ряд заявлений руководителя отдела абсорбции «Сохнута» Гиоры Йосефталя имели смысл прямо противоположный тому, что им приписали создатели фильма.

К сожалению, я должен указать еще на одну значительную неточность, связанную с моим отцом, профессором Элишей Эфратом, фрагменты интервью с которым встречаются во всех частях сериала и который представлен создателями фильма одной из ключевых фигур, основавших города развития, и, более того, присутствовал на самых секретных совещаниях, где руководство страны обсуждало эти вопросы. Получается, что он прямо подтверждает существование механизма обмана и принуждения репатриантов, чтобы расселить их в богом забытых дырах.

Однако факты и хронология говорят о другом: в 1950-е годы, в период массовой репатриации, были построены все города развития (за исключением Арада и Кармиэля). Но в то время мой отец был 20-летним студентом, преподавал иврит и не занимался вопросами национального планирования. Только в 1960-е, когда города развития уже сущестовали и волны массовой репатриации улеглись, мой отец поступил на работу в отдел планирования МВД. Впоследствии, в рамках работы на факультете географии тель-авивского университета, одним из основателей которого он являлся, отец исследовал вопросы планирования в Израиле с академической точки зрения. Он опубликовал 30 книг и сотни статей по географии и планированию, включая свою фундаментальную книгу о городах развития. В 2007 году он был удостоен Госпремии в области географии.

Создатели фильма «Салах, это – земля Израиля» обратились к моему отцу потому, что он был авторитетным исследователем в этой области. Но этот момент тщательно скрывается в сериале. Вместо этого режиссер Давид Дери различными кинематографическими способами создает ошибочное впечатление, что мой отец был тем  человеком, который занимался расселением репатриантов в городах развития.

Вот пример – диалог между интервьюером (Дери) и моим отцом о том, как отправляли репатриантов в города развития:

Дери: Считалось, что люди ничего не соображают и можно делать с ними все, что заблагорассудится.

Эфрат: Так и было, большинство ничего не понимало.

Дери: Они ничего не понимали, и вы это использовали.

Эфрат: Ну да.

Перед нами – однозначное подтверждение слов режиссера фильма. Однако анализ  показывает, что этот диалог склеен в студии из отдельных фрагментов.

Дери фактически говорит: «Вы, «Сохнут», и все остальные, воспользовались тем, что эти люди ничего не понимали». Но правда в том, что мой отец никогда не работал в «Сохнуте». Дери применил и другие эффекты, вводящие зрителя в заблуждение, например, спроецировал фотографию моего отца на хроникальные кадры времен заселения городов развития в 1950-е годы. Но между ними нет никакой связи.

На мой взгляд, несправедливо по прошествии 70 лет, вооружившись кинокамерой, судить о решениях лидеров молодого государства, которое борется за выживание, по стандартам процветающего и либерального Израиля в 21 веке. Но даже те, кто хочет начать историческую дискуссию по этому вопросу сегодня, особенно, если их позиция носит критический характер и они готовы обвинить весь мир в несправедливости и ошибках, они должны делать это серьезным и заслуживающим доверия образом, с реальными и достоверными доказательствами, основанными на фактах.

Идо Эфрат, «ХаАрец», М.Р.

На фото: палаточный городок в Пардес-Хане, 1950.
Фото:
Brauner Teddy, Национальная фотоколлекция, D200-045. Wikipedia public domain

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend