…С конфискацией имущества

Изъятие имущества во время ареста является одним из средств борьбы с экономической преступностью. Например, в случае Шауля и Ирис Аловичей, подозреваемых в причастности к «делу 4000», в момент ареста супругов в феврале этого года полиция описала всю их собственность на сумму в десятки миллионов шекелей, включая недвижимость, банковские счета, страховые полисы, транспортные средства, ювелирные изделия и произведения искусства.

Во время расследования и судебного разбирательства имущество находится под контролем правоохранительных органов и определяется как изъятое или замороженное. Только в том случае, если подсудимый признается виновным, суд распоряжается о конфискации в пользу государства. В среде адвокатов звучит жесткая критика по поводу того, что правоохранительные структуры подают непропорциональные просьбы об изъятии имущества на предварительном этапе следствия.

Иногда подозреваемые остаются практически без средств к существованию — после того, как их лишают транспортных средств и банковских счетов. Следственные органы, со своей стороны, утверждают: они изначально исходят из того, что имущество подозреваемого нажито незаконно и стремятся, чтобы к моменту вынесения обвинительного приговора (если он действительно будет вынесен) государство контролировало по крайней мере значительную часть собственности преступника.

Согласно сводному отчету прокуратуры, в прошлом году полиция изъяла имущество на сумму 704 млн. шекелей на первых этапах расследования по сравнению с 771 млн. в 2016 году, 570 млн. в 2015 и 307 млн. в 2014.

В итоге в 2017 году по окончании судебного процесса преступники лишились денег и имущества в сумме 234 млн. шекелей. 50 млн – это конфискованная собственность, 100 млн.  – налоги, 84 млн. — штрафы, наложенные судом.

Данные показывают, что окончательные суммы конфискации намного ниже стоимости изъятого на ранних этапах следствия имущества. В 2016 стоимость конфискованного имущества составила 272 млн. шекелей, а в 2015 — 77 млн. 

Согласно прокуратуре, в 2017 в судах по делам, начатым в предыдущие годы, были просьбы правоохранительных органов об изъятии и замораживании собственности на сотни миллионов шекелей. Согласно статистике, в среднем 70% собственности, которая изымалась на предварительных этапах, по решению судов в итоге конфисковывалось в пользу государства. Оставшиеся 30% не обязательно возвращались осужденным. Есть немало случаев, когда эти средства и собственность отдаются кредиторам или супругам  преступника.

Эфрат Нойман, The Marker    Д.Н. Фото: Эяль Туэд

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend