Фото: Sergei Karpukhin, Reuters

Россия и Иран укрепляют сотрудничество, в ответ на санкции США

По стечению обстоятельств, практически в тот же день, когда президент США подписал пакет антироссийских санкций, стало известно о российско-иранской сделке на сумму 2.5 млрд. долларов. Похоже, что ориентация на Иран становится, тихой сапой, приоритетом правительства РФ  несмотря на претензии к Исламской Республике, которые и у администрации Трампа, и у европейских стран, и у арабского мира еще далеко не изжиты.

Прелюдией сделки можно считать заказ Ираном 500 пассажирских вагонов. Сообщения о нем появились еще в начале мая. От имени России заказ подписала ЗАО Трансмашхолдинг, от имени Ирана — Организация промышленного развития и реконструкции Ирана (IDRO).

А в начале августа эти же организации подписали в минувший понедельник упомянутое уже соглашение на сумму в 2.5 млрд. долларов. IDRO и Трансмашхолдинг создадут новое совместное предприятие, в котором 80% будут принадлежать Трансмашхолдингу. СП будет полностью финансироваться россиянами.

Однако же что это за зверь такой — Трансмашхолдинг?

Многочисленные источники представляют его крупнейшим в России производителем в сфере транспортного машиностроения, входящим в десятку крупнейших в мире компаний, которые работают в этой сфере. С представительствами в Казахстане, Узбекистане, Белоруссии, в странах Прибалтики, Польше и Финляндии и даже в Украине. В холдинг входят Новочеркасский электровозостроительный завод, Брянский машиностроительный завод, Метровагонмаш, Всероссийский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт электровозостроения, Луганский тепловозостроительный завод и многие другие предприятия, которые выпускают электровозы, тепловозы, пассажирские вагоны — от купейных до люксовых, спецвагоны для перевозки заключенных, а также, разумеется, весь спектр комплектующих деталей для подвижного состава.

Но единственным номинальным владельцем акций ЗАО Трансмашхолдинг числится некая нидерландская компания The Breakers Investments, 33% акций этой компании принадлежит французской корпорации Alstom, остальные структурам Искандера Махмудова и Андрея Бокарева, они же числятся среди владельцев компании ТрансГрупп АС. Важно отметить, что эти компании не были внесены ранее в санкционный список США, в котором оказались, например, Крымская железная дорога, Уралвагонзавод и другие крупные российские предприятия.

Вот эта международная структура, в которой работают более 40 тысяч человек, и взяла на реализацию колоссальный проект стоимостью в 2.5 миллиарда долларов.

Как утверждает Дэвид Сэнгер в газете New York Times, Путин понял, что его ставка на Трампа провалилась с оглушительным треском, и что Трамп, увы, не станет трамплином к его мечтам об отмене санкций и о признании России второй сверхдержавой. И тогда Владимир Путин, президент РФ, решил пойти другим путем, как другой Владимир — Ленин. И обратил свои взоры на Иран.

Дело в том, что Иран, пережив тяжелые годы санкций, нуждается теперь, как никто другой, в развитии инфраструктуры вообще, и автомобильных и железных дорог  в частности. Иранское правительство приступило к полной реконструкции своих транспортных артерий, и предполагается, что в течение пяти ближайших лет в строй будут введены 15 тысяч километров железных дорог. Которым потребуются от 8 до 10 тысяч новых вагонов ежегодно.

Вероятно, соглашение о поставке железнодорожных вагонов — своеобразное звено в цепи сделок, укрепляющих партнерство Тегерана и Москвы в последнее время. Энергетика, развитие инфраструктуры, военная помощь — вот далеко не полный перечень вопросов, по которым две страны находят между собой общий язык. Более того, спикер иранского парламента заявил недавно, что Иран отдаст приоритет России в любой отрасли, в которую она изъявит желание инвестировать.

Теперь Иран хочет восстановить транспортную систему, в свете намерений иранского правительства стать своего рода центром транс-евразийской торговли, а также вписаться в проект «Север-Юг» — транспортный коридор, который свяжет Индию и Россию. Речь идет о доставке грузов по маршруту протяженностью более 5000 километров — морскими судами, железнодорожными составами и автомобильным транспортом всего за две недели. Из индийского порта Мумбаи грузы через Иран и Азербайджан пойдут в Россию, сократив время доставки вдвое, по сравнению с прежним маршрутом, когда суда-контейнеровозы шли через Суэцкий канал на Санкт-Петербург.

Согласно статистическим данным, по итогам минувшего, 2016 года, российско-иранский товарооборот вырос более чем в два раза и продолжает расти. Предполагается, что в ближайшее время он достигнет объема в 10 млрд. долларов по сравнению с 1.68 млрд. три года назад, когда еще действовали анти-иранские санкции. А российская военная техника, в том числе вертолеты МИ-17 и различные ракетные системы, стали, что называется, самым ходовым товаром в Иране. Кроме того, там появились российские нефтегазовые компании, а Газпром получил, по сообщениям некоторых источников, от иранского правительства контракт на разработку газового месторождения Farzad-B в Персидском заливе.

В новом документе Конгресса, который подписал Трамп, 12 параграфов уделено Ирану, 18 — КНДР, а России — аж 44. Ничто так не сближает, как общий враг, и в Иран уже вылетел Рогозин, чтобы обсудить возможности поставки российских вооружений в эту страну, и, как сообщают СМИ, уже есть договоренность усилить технологическое и военное сотрудничество — именно после и из-за того, что обе страны наряду с Северной Кореей оказались под санкциями. В России начнут готовить иранских специалистов, Ирану будут переданы российские высокие технологии, и все это громогласно преподносится именно как ответ Вашингтону.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Sergei Karpukhin, Reuters

Размер шрифта

A A A

Реклама