Советского разведчика не признают «праведником народов мира»

Мемориальный институт истории Катастрофы «Яд ва-Шем» отказывается признать «праведником народов мира» русского разведчика Николая Кузнецова. «Более десяти лет мы пытаемся достучаться до его руководителей, однако нас не хотят слышать», — сказал в интервью «Деталям» Лев Монусов, исследователь жизни и подвигов этого офицера Красной Армии.

Жизнь разведчика, 105-летие которого отмечалось в России в июле 2016 года, по сей день покрыта завесой тайны. С операций, в которых Николаю Кузнецову удалось лично ликвидировать одиннадцать немецких генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации, до сих пор не снят гриф «секретно». Их подробности будут раскрыты лишь в 2025 году.

Монусов живет и работает в Санкт-Петербурге, а в свободное время занимается поиском и исследованием исторических документов. И собрал уже множество документов и свидетельств, записанных со слов тех, кто лично знал Николая Кузнецова или каким-то образом был причастен к его истории.

— Вообще, история Кузнецова состоит из двух частей: первая — общеизвестная, вторая – засекреченная, — говорит Монусов. — Парадоксально, что именно та часть, которая якобы известна, на самом деле представляет собой выдумку, нагромождение домыслов. А пошло все с книги «Это было под Ровно», написанной командиром отряда спецназа «Победители», полковником Дмитрием Медведевым. Под его началом и служил Кузнецова. Так вот, все книги и фильмы, которых выпустили немало – не более, чем сказки для людей среднего и старшего возраста. После моих многочисленных изысканий я могу с уверенностью утверждать: все было гораздо страшнее.

«Мне приснилось, что русский разведчик спасал еврейских детей»

— А почему вас вообще заинтересовал разведчик Кузнецов?

— Меня давно интересовала трагическая судьба этого человека. В ней много неразгаданных загадок, включая обстоятельства его гибели. И вот однажды я обсуждал историю Кузнецова с моим товарищем, военным журналистом Валерием Колпачковым. И вдруг он мне сказал: знаешь, а я то ли где-то слышал, то ли где-то читал, но, по-моему, Кузнецов спас еврейских детей!

Ну, как говорится, поговорили – и ладно. И вдруг через какое-то время мне приснился сон про всю эту историю. И почему-то там, во сне, Кузнецов действительно спасал еврейских детей, и среди них была какая-то девочка.

Вы можете мне не поверить, но я и в самом деле увидел такой сон. Тогда мы с Колпачковым решили проштудировать открытые источники — к закрытым нас не допускали. И уже к началу 2000-го года нам удалось собрать огромное количество материалов о деятельности Николая Кузнецова. Причем, действительно, подтвердились три эпизода спасения еврейских детей, в которых принимал участие этот разведчик.

— Как это произошло?

— В сентябре 1943 года в Ровно, где был расположен рейхскомиссариат Украины, началось уничтожение евреев, согнанных в здешнее гетто со всей Европы. У немцев дела на фронтах шли все хуже, и они заметали следы. Под гетто выделили специальный район, оцепленный и хорошо охраняемый. И, тем не менее, две жительницы Ровно – Вера Грибанова и Анна Лобакова — подкармливали одну молодую еврейскую семью с маленькой девочкой из гетто, мама которой к тому же была беременной. Понятно, что условия жизни в гетто не отличались особым комфортом, поэтому Грибанова и Лобакова то и дело ухитрялись подкидывать молодой семье продукты, вещи какие-то, даже теплые одеяла.

Разведчики, которые держали связь с местными подпольщиками, узнали, что гетто подлежит уничтожению. Они знали даже день, когда людей поведут на расстрел. И эти женщины предупредили эту семью, что, когда колонна, которую поведут полицаи из местных, пройдет мимо их дома, они откроют дверь, и семья сразу же туда забежит. Их спрячут, а затем выведут потайными тропами.

Все шло по плану, но в последний момент, когда женщина с ребенком кинулась к распахнутой двери, их заметили охранники. Они выстрелили в нее, а затем убили и мужа, ринувшегося вслед за женой.

И вот маленькая девочка, год от роду, лежит в луже крови. Колонна с обитателями гетто продолжает двигаться, а к ребенку подойти нельзя, так как рядом с убитыми стоит полицейский. Тогда бегут к Лидии Лисовской, помощнице Кузнецова — разведчице, которая работала в местном ресторане сначала официанткой, а потом метрдотелем. В этом ресторане Кузнецов, как правило, обедал; его дождались, и побежали вместе с ним к месту, где лежал ребенок. Кузнецов, одетый в форму обер-лейтенанта, приказал полицейским оставить место убийства, а затем они вместе с Лисовской забрали малышку, и отнесли ее сначала в местный костел. Оставили ее там на ночь, а затем забрали на квартиру к Лисовской, где, собственно, квартировал и сам Кузнецов.

Он сам дал имя этой девочке – Анита. Он привозил ей лекарства из партизанского отряда, потому что она была истощена, нуждалась в лечении. А когда Лисовская должна была с отрядом уходить в Львовскую область, ее мать, Анна Демчинская, осталась присматривать за девочкой.

— Что потом случилось с Анитой?

— Я нашел ее. Она по-прежнему живет в Ровно, и зовут ее Анита Адамовна Зинкевич… Вот с такой историей мы вышли на «Яд ва-Шем», предложив присвоить звание «праведника народов мира» всем троим – Кузнецову, Лисовской и Демчинской. Лисовской и Демчинской эти звания были присвоены, а Кузнецову в этом отказали.

Истории, покруче детективных

— Вы говорите, что еще дважды Кузнецов спасал еврейских детей?

— И каждый из этих эпизодов – покруче любого детектива с такой интригой, что порой трудно поверить в реальность происходящего, — отвечает Лев Монусов.

Как-то командир отряда отправил Николая Ивановича на выполнение оперативного задания, и он случайно наткнулся на оборвыша, лет пяти-шести. Мальчика звали Пиня, он сбежал из гетто, когда оттуда вывели людей на верную смерть.

Кузнецов взял мальчугана с собой и привел в отряд к Медведеву. Там же оказался врач – Альберт Цессарский, ставший впоследствии писателем. Он скончался в 2010 году, оставив после себя воспоминания о той войне, и он подтвердил мне весь этот рассказ о мальчике. Пиню затем отправили самолетом на Большую землю, определили в детский дом.

Позже выяснилось, что его мать входила в руководство Польской народной республики. Она обратилась к Сталину с личной просьбой помочь найти сына. Сталин дал поручение Павлу Судоплатову, руководителю четвертого управления НКВД, а также уже упоминавшемуся Дмитрию Медведеву. Пиню отыскали и вернули матери.

А другая история случилась в Луцке. Она уже связана со старшим лейтенантом Ароном Чеповским, сын которого, Валерий, живет сегодня в Израиле. Мы разузнали, что Арон, будучи артиллеристом, в июле 1941 года был тяжело ранен в боях на Западной Украине. В состоянии почти полного беспамятства он попал в руки немцев, которые немедля поставили его к стенке. Но не добили. Каким-то чудом Арон остался жив. Он лежал, стонал, и его стоны, доносящиеся из расстрельной ямы, услышала проходившая мимо женщина. Перетащила к себе в хату, но потом сказала Арону, мол, у нее больше оставаться нельзя, надо куда-то перебираться.

В Луцке действовала подпольная организация, которой руководила Паша Морозова, тесно связанная с Кузнецовым. Она погибла за день до прихода Красной армии — ее сожгли немцы во дворе комендатуры. Морозова тогда спрятала Чеповского у себя, но через некоторое время было решено переправить его на другую квартиру.

Ночью этого делать было нельзя, так как повсюду патрули открывали огонь без предупреждения. Тогда решили поступить иначе: Паша взяла Арона под руку и средь бела дня, не таясь, пошла с ним по городу. Все шло по плану, но внезапно две женщины, сожительствовавших с немцами, опознали в Ароне еврея. Они вызвали полицию, и когда уже казалось, что расправа неминуема, Кузнецов, прикрывавший операцию, забрал у полицаев обоих и увел в укрытие.

Впоследствии Чеповский, боевой офицер, выполнял различные задания Кузнецова — вплоть до самого опасного, когда Арону нужно было пересечь линию фронта, чтобы доставить секретный химический снаряд, свидетельствовавший о том, что немцы готовятся к химической атаке. Он в рядах Красной армии воевал практически до самого конца войны, пока не началось расследование по его делу: от него потребовали разъяснить, где он находился с июня 1941 по 1943 годы. Доказательств он предоставить не мог, так как диверсионный отряд Медведева был засекречен. Чеповского посадили в лагерь, в котором он и сидел до тех пор, пока не вышла книга Дмитрия Медведева «Это было под Ровно». Медведев, отец которого, кстати, был евреем, и вытащил Чеповского из заключения. Впрочем, и у самого Медведева судьба была не из легких: полковник, звезда разведки — а выкинули его из НКВД в сорок восемь лет.

Коммунистам и комсомольцам — выйти из строя?

— Вы говорите, что сын Чеповского репатриировался в Израиль. А разве он не мог подтвердить, что Кузнецов спас его отца?

— Он подтвердил, конечно. Только на сотрудников «Яд ва-Шем» это почему-то не произвело никакого впечатления.

— Но чем они мотивируют свой отказ присвоить Кузнецову звание «праведника народов мира?

— Называют четыре причины. Первое — он, дескать, был офицером НКВД, чекистом. Второе – он был коммунистом. Третье – все, что он делал, происходило в рамках проведения операций, то есть, он действовал по приказу командования. И четвертое — он Герой Советского Союза, а стало быть, его подвиги уже отмечены наградой.

Мы безуспешно пытались объяснить, что эти четыре пункта не могут служить преградой для присвоения Кузнецову звания «праведника народов мира».

У него постоянно были нелады с советской властью, например, в 1929 году его исключили из комсомола и выгнали из техникума по обвинению в «белогвардейско-кулацком происхождении». Затем его восстановили в комсомоле, а когда он сообщил о приписках в Коми-Пермяцком окружном земельном управлении — взяли заодно с нарушителями, приговорили к году исправительных работ, и снова исключили из комсомола. В 1938 году его опять арестовали, продержали несколько месяцев и потом выпустили. Только блестящее знание нескольких языков спасло его от расправы. Так он оказался в рядах разведслужб.

И скажите мне, какая связь с тем, что ему присвоили звание Героя Советского Союза? Я решительно не понимаю позиции руководителей «Яд ва-Шем», уж простите меня! Кто-то только не обращался туда с просьбой поддержать нас — и Йосеф Шагал, когда был депутатом кнессета, и Сергей Миронов, занимавший пост председателя Совета Федерации России. Но все безрезультатно, — говорит Лев Монусов.

Среди документов, которые он переслал в редакцию «Деталей», есть и копии ответов из «Яд ва-Шем». В одном из них сказано: «Свидетельства спасенных невозможно, к сожалению, заменить показаниями свидетелей. Поэтому мы хотели бы связаться с Анитой, спасенной Лидией Лисовской, а также с Пиней, спасенным Николаем Кузнецовым. Если живы и другие евреи, которым Кузнецов и Лисовская оказывали помощь в рамках подпольной деятельности, мы также хотели бы установить с ними контакт».

— Известно, что бойцы УПА – Украинской повстанческой армии, на которых наткнулся Кузнецов, пытаясь попасть в партизанский отряд или пробиться за линию фронта, уже знали, что он – не тот, за кого себя выдает. И он погиб в перестрелке с ними. Но откуда они могли это узнать?

— Признаться, этот вопрос мучил меня все это время. Но я нашел на него ответ! Когда развалился Союз, какие-то архивы, видимо, стали доступнее. И бывший следователь по особо важным делам Львовского КГБ Олег Ракитянский в 2003 году опубликовал в военно-историческом журнале статью «Загадки Ровенского подполья».

Я приехал в Публичную библиотеку в Питере – все журналы есть, а этого нет. Запрашиваем Москву — та же картина. Но интернет велик, и я нашел в сети выложенную пропавшую статью. Читаю — и у меня волосы встают дыбом. Оказывается, руководство Львовского обкома в лице Василия Бегмы, и горкома, в лице Терентия Новака, сотрудничали с СД. А надо знать, что СД выполняло тогда на Украине и функции гестапо. Тут я вспомнил книгу Медведева, и все встало на свои места.

— Что за мозаика сложилась?

— А вот какая. Медведев вспоминал, что к ним в отряд прибыло партийное руководство во главе с Бегмой. Общались с партизанами. И Медведев рассказал Бегме, как партийному руководителю, о том, что в регионе действует разведчик в форме немецкого офицера, уничтожающий чиновников из администрации и гитлеровских генералов. Рядом с Медведевым в этот момент находился Кузнецов. Медведев и представил его Бегме — мол, знакомьтесь, это и есть наш легендарный мститель. Таким образом Медведем, сам того не ведая, сдал Кузнецова. Но факт этот очень долго оставался нераскрытым.

Марк Котлярский, «Детали».

Фотографии Николая Кузнецова и документы представлены Львом Моносовым.


Читайте также: Подвиг, от которого отвернулись в Яд Вашем

тэги

Реклама




Send this to a friend