Родитель по контракту

Что происходит с ребенком в однополой семье в случае развода родителей? Как определяются дальнейшие условия воспитания и другие практические моменты в случае, если официально родителем считается только один из супругов?

Частично ответы на эти вопросы дал мировой суд в Ришон ле-Ционе. Биологическая мать отказалась разрешить своей бывшей партнерше встречаться с девочкой, которой к тому времени уже исполнилось 4.5 года, и вынудила женщину обратиться в суд. В своем промежуточном решении по поводу разрыва отношений после 11 лет совместной жизни судья Нахшон Фишер принял требование партнерши, не матери ребенка, о том, что ее полное отстранение от воспитания не служит благу ребенка.

— Никакой закон не определяет права незарегистрированного родителя, или человека, который претендует на роль родителя, — прокомментировала «Деталям» это решение суда адвокат Виктория Гельфанд, специалист в области ЛГБТ-пар и суррогатного материнства. — Поэтому вскоре после рождения ребенка, или даже до его рождения, следует обратиться в суд и попросить признания или регистрации второго партнера в однополой паре, как еще одного родителя ребенка. Иначе единственный записанный родитель будет иметь право вышвырнуть своего бывшего партнера или партнершу из жизни ребенка, если разорвет с ним отношения.

— Но такие договоры необходимы только в однополых семьях? У гетеросексуалов такой проблемы не возникает?

— Если ребенок генетически общий, то есть рожден в результате половых отношений, оба родителя являются и биологическими, и законными, так что никто не сможет лишить прав одного из них. А если ребенок родился вне формального брака от донора спермы, то мужчину, даже если он растит этого ребенка, тоже можно лишить права общения с ребенком. Если он и не зарегистрирован, как родитель, и не является биологическим отцом. Но у гетеросексуальных пар есть возможность просто заполнить бланк в МВД, в котором супруги оба, по согласию, в течение первого года после рождения ребенка подтверждают, что этот мужчина является отцом. Потом, правда, возможно оспорить в суде истинность их заявления — но это уже другая история.

Понятно, что в однополых парах, у мужчин или у женщин, только один из супругов является биологическим родителем. Второй, в принципе, никто. Поэтому для него единственная возможность гарантировать свои отношения с ребенком, даже если в будущем партнер, например, умрет, или они расстанутся — это пройти процедуру в суде. Усыновления не требуется: достаточно постановления суда, что данный человек считается родителем. При наличии такого он — законный родитель, его уже не так просто оттеснить.

Есть еще один метод – можно заключить контракт об обоюдном воспитании ребенка. Этот контракт не имеет полной силы, это декларативный документ, в котором оба партнера или обе партнерши заявляют о своих намерениях по совместному воспитанию ребенка, родившемуся у одного из них. Если потом дойдет до суда, такой контракт поможет доказать наличие обоюдного намерения.

А в том случае, о котором вы рассказали, у партнерш не было вообще никакого документа. И биологическая мать заявила, что они никогда не намеревались растить ребенка вместе, хотя на практике это и происходило до 4.5 лет. То, что она жила вместе со своей партнершей, якобы, никак не влияло на ее намерение растить ребенка самостоятельно. В суде ей не поверили — но, если бы был контракт, то и доказать такое намерение было бы гораздо легче.

— Бывают случаи, когда родители этих супругов или партнеров не признают ребенка, рожденного второй половиной, потому что не хотят, чтобы в каком-либо случае им досталось наследство?

— Такое происходит довольно редко. Как правило, бабушки и дедушки хотят общаться со внуками, и переживают разрыв отношений. Но при разводах, подобном описанному, родитель прерывает и их связь с ребенком. А те, кто не хочет, чтобы этот ребенок им наследовал, могут в завещании написать, что они его не признают.

Например, у них есть дочь, и суд признал ее ребенка законным — несмотря на то, что его родила ее партнерша — то он сможет стать наследником своих бабушек и дедушек. Но ведь прямым наследником все равно будет не этот ребенок, а его родитель.

— Что происходит при разводе гей-пары, чей ребенок рожден от суррогатной матери?

— Процесс суррогатного материнства теперь возможен только в США или Канаде. Уже нет ни Индии, не Таиланда, остались только очень затратные варианты. Весь процесс может стоить более полумиллиона шекелей, иногда цифра достигает 700 тысяч. Стресс может быть жутким, и не все пары проходят это безболезненно. Конечно, у них случаются и разводы.

Сначала родителем записывают генетического отца. Однако, эти пары все равно должны проходить судебные процедуры по установлению отцовства, иначе даже генетически отец не будет признан родителем. Поскольку им все равно приходится бегать по судам, то обычно они сразу оформляют и второго супруга легальным отцом.

Но иногда этот статус не оформляют. Например, то по финансовым соображениям – у них просто заканчиваются деньги. Тогда, в случае развода, может возникнуть та же ситуация. Если эти пары вели процедуры в США и Канаде, и во всех документах там они были записаны, оба, как имеющие намерение растить ребенка — это станет доказательствами для суда. Но все равно придется вести судебную тяжбу.

Еще один нюанс: если ребенок не был усыновлен, пока отношения в паре были добрыми — то потом, наперекор воле легального родителя, сделать это будет невозможно. Можно требовать право на визит, можно принимать участие в воспитании ребенка, но вот зарегистрировать себя родителем, в случае отказа второй половины, будет уже нельзя.

Олег Линский, «Детали». Фото: Эяль Туаг

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend