Президент отказался помиловать Эльора Азарию

Долгая и тягостная история «стрелка из Хеврона», военфельдшера Эльора Азарии, который в марте этого года выстрелом из автомата добил лежавшего на земле раненого террориста, подошла к концу. Как сообщила 19 ноября канцелярия президента Израиля Реувена Ривлина, рассмотрев прошение Азарии о помиловании, президент решил его отклонить.

Свое решение президент Ривлин мотивировал тем, что в основе  мощи ЦАХАЛа лежит его система ценностей, включающая чистоту оружия, и добавил, что «в совокупности прочих резонов дополнительное облегчение наказания причинит ущерб силе ЦАХАЛа и крепости Государства Израиль».

Несмотря на отклоненное прошение о помиловании, для Эльора Азарии еще не все потеряно. В первом квартале 2018 года должна собраться военная комиссия, аналогичная гражданской комиссии по УДО, которая вправе сократить его тюремный срок на треть, а то и на половину за хорошее поведение. Так что «стрелок» может освободиться из военной тюрьмы № 4 уже весной 2018 года – менее, чем через год после того, как начал отбывать наказание. И это после того, как начальник генштаба Гади Айзенкот уже сократил его наказание на четыре месяца.

По словам осведомленных источников, начальник генштаба был среди тех, с кем консультировался президент по делу Азарии.

Семья Азарии заявила, что не успокоится и будет прилагать все усилия, чтобы сократить его тюремный срок. Свое прошение президенту Азария подал в середине октября, а 6 ноября в его защиту выступил министр обороны Авигдор Либерман, который письменно обратился к президенту с просьбой о помиловании «стрелка». Узнав о решении Ривлина, министр обороны опубликовал заявление, где говорится: «При всем уважении к президенту остается пожалеть, что он не воспользовался возможностью положить конец этой истории, которая взбаламутила израильское общество».

Свое сожаление решением президента выразил также министр образования Нафтали Беннет («Еврейский дом»). Намного более резким было выступление министра культуры и спорта Мири Регев («Ликуд»), заявившей, что Азария не должен был сидеть в тюрьме ни одного дня, и что своим решением президент Ривлин повредил самой институции помилования, оставив солдата на произвол судьбы. По словам Регев, президент поддался политическому давлению.

А депутат кнессета Орен Хазан («Ликуд») заявил, что «своим бездарным решением Ривлин превратил себя в президента, который представляет только левых, составляющих всего одну треть народа. и потерял право оставаться на посту, и в одиночку выносить помилование».

По контрасту с ними, депутат Омер Бар-Лев («Сионистский лагерь») сказал: «У Израиля еще есть надежда, пока у него есть такой президент. Единственный способ залечить разрыв в израильском обществе – это поддержать решения начальника генштаба, который символизирует национальное согласие».

Однако никакие заявления официальных лиц не могут сравниться с потоком оскорблений и угроз, который обрушился на президента Израиля в соцсетях: «Президент террористов!», «Вонючий предатель!», «Хочешь понравиться левым и арабам», «Чтоб ты сдох!» Многие призвали Ривлина подать в отставку, заявив, что он перестал быть их президентом.

Все это говорит о том, что, вместо залечивания разрыва в политизированном израильском обществе, делается все для его расширения, когда тончайшая материя израильскости трещит по швам, а подстрекательство против президента Реувена Ривлина мало чем отличается от подстрекательства против Ицхака Рабина. Поэтому дело Азарии стало еще одним поводом задуматься над вопросом «Чему научилось израильское общество и какие выводы оно сделало за 22 года?»

Р.Р.

На фото: адвокат Йорам Шефтель и Эльор Азария в суде. Фото Моти Мильрод.


Размер шрифта

A A A

Реклама