Переместившиеся лица

Хани Даан, специалист в области биомедицинской инженерии, безуспешно ищет тихую квартиру по разумной цене в Тель-Авиве. Они с мужем недавно вернулись в Израиль после года пребывания в США. «Мы переехали в Америку, — говорит Хани. – Но через год решили вернуться. Было тяжело жить вдали от семьи и друзей. Когда мы прибыли в Нью-Йорк, то решили, что легко абсорбируемся, мы ведь выросли на американских фильмах и песнях. Но в Нью-Йорке мы обнаружили, что это – не та культура, которую мы себе представляли. Люди там разные, нет тепла и близости».

«Мне потребовалось некоторое время, чтобы получить разрешение на работу, — рассказывает Хани. – Но даже когда я его получила, это не помогло. В Нью-Йорке не так много работы в области биомедицинской инженерии, и чтобы работать по специальности, мне пришлось бы перебраться в Бостон или в Калифорнию. Я пыталась насладиться Нью-Йорком, но я не тот человек, который может сидеть дома. В итоге мы вернулись раньше, чем планировали. Я сдалась раньше, чем муж, но он тоже доволен, что мы вернулись».

Даниэла Натан (29) планирует вернуться в Израиль в конце этого месяца, спустя полтора года жизни в Нью-Йорке, в течение которых она осуществила мечту поработать в сфере моды в компании Джей Кроу. «Нью-Йорк потрясающей, но на этом этапе жизни мне лучше вернуться в Израиль, — пояснила она. – В США главное – индивидуализм. Американцы будут с вами очень милыми, но вас могут уволить, не моргнув глазом. Когда вы приезжаете сюда, вы – ничто, нужно начинать жизнь заново».

Она родилась в Тель-Авиве. Ее отец – профессор тель-авивского университета, а мать работает в Amdocs. Натан отслужила в армии, работала в Amdocs, а затем — в стартапе. После армии она поехала учиться в школу моды в Нью-Йорке. «Область моды в Израиле ограничена, и я думала, что Нью-Йорк подходит больше. Но там я обнаружила, что мода не такая гламурная, как кажется. В Нью-Йорке есть все, и зарплата в два или даже в три раза выше, чем в Израиле, а расходы схожи. С другой стороны, конкуренция очень большая».

Переезд в Америку – мечта многих израильтян, и когда один из супругов получает работу в американской компании или в израильской компании, работающей в США, мечта сбывается. Но изо дня в день приходится справляться с неожиданными проблемами – начиная от неработающего супруга, который не может интегрироваться, и заканчивая тоской по семье, по израильской психологии и друзьям, оставшимся в Израиле.

Шесть лет назад Сиван Авиуд основала свою компанию. По ее словам, каждый пятый израильтянин возвращается на родину в первый год пребывания заграницей. «Те, кто возвращаются, не любят говорить об этом, — рассказывает она. – Среди семьи, друзей и коллег быстрое возвращение считается неудачей».

Бар Сараф (26) – гендиректор и партнер израильского стартапа, который вернулся в Израиль после шести месяцев в Силиконовой долине. «Я люблю Америку и могу вернуться туда, — сказал Бар. — Но я также думаю, что у меня есть больше возможностей для успеха в Израиле».

Лиран Розенфельд, гендиректор компании, ориентированной на иммиграцию в Соединенные Штаты, говорит, что те, кто переезжает, сталкиваются со многими проблемами: «Отдаленность от семьи, непривычная еда, трудность поиска друзей – нет израильтянина, который бы на это не жаловался. При аренде квартиры или автомобиля вам требуется подтверждение от банка, что владелец счета может выполнить свои обязательства. Большинство израильтян не имеют американского национального страхования, что добавляет бюрократических трудностей, а медицинское страхование здесь стоит дорого и не всегда оплачивается работодателем». По ее словам,есть трудности и в культурной сфере: «Существует разрыв между израильской и американской культурой. Большинство израильтян в США не ассимилируются».

Многие израильтяне говорят, что им трудно привыкнуть к чужой психологии, которая отличается от их собственной. Кроме того, когда компания отправляет сотрудника из Израиля в США, он должен работать очень много. Отправлять его заграницу дорого, и компания хочет получить от него максимум.

Израильский сотрудник, который решает вернуться в Израиль раньше времени, наносит ущерб компании. Его возвращение обусловлено финансовыми затратами в размере 30-50 тысяч долларов. Кроме того, после ухода сотрудника израильская компания иногда застревает без своего представителя в США, и вместо того, чтобы заниматься совершенствованием системы маркетинга и продаж, ей необходимо искать новых сотрудников, местных или израильских.

Авиуд утверждает, что главная причина преждевременного возвращения в Израиль – это супруги. «Иногда приходится ждать по три месяца, чтобы супруг тоже получил разрешение на работу. В результате многие вынуждены искать работу более низкого профессионального уровня, чем их прежняя в Израиле».

Кроме того, если переезжает семья с детьми, родители должны думать о школе, в которую пойдут учиться их дети. «Есть мероприятия и спортивные игры, на которых нужно присутствовать. Родители, которые не присутствуют, социально отделены от других родителей. Нехорошо, что на школьном вечере будет большинство родителей, и только у сына или дочери израильских иммигрантов родители будут отсутствовать».

Другой камень преткновения – деньги. «Во многих случаях из-за отсутствия знаний и опыта финансовое планирование отсутствует, — говорит Авиуд. — Есть много расходов, которые израильтяне не учитывают при планировании переезда. Когда кому-то гарантируют зарплату в размере 150 тысяч долларов в год, это звучит, как большая сумма в израильских реалиях. Но когда семья живет в таких местах, как Нью-Йорк или Силиконовая долина, это небольшие деньги. Аренда там очень дорога, и если вы отправляете детей в частную школу, еврейскую или израильскую, вы обнаружите, что денег не хватает. Чтобы обеспечить детям частное образование и жить достаточно хорошо в таких районах, нужно 180-200 тысяч долларов в год, иногда даже 250 тысяч. Многие переехавшие в США израильтяне быстро обнаруживают, что уехали от семей и друзей, и вынуждены жить от зарплаты до зарплаты».

Трудность переезда хорошо известна в Соединенных Штатах, и даже Wall Street Journal недавно опубликовал большую статью о корпоративных усилиях по оказанию помощи супругам официальных лиц, переезжающих в Соединенные Штаты. Именно поэтому Эти Эйнав (33) открыла компанию под названием «Мягкая посадка — добиться успеха в переезде», чтобы помочь людям подготовиться к переезду.

Таль Ронен, музыкант-басист, который живет в Нью-Йорке, хотел бы вернуться в Израиль, «но в Израиле почти невозможно сделать музыкальную карьеру. У меня нет выбора, кроме как остаться в Нью-Йорке — это неплохо, но Израиль мне больше подходит», — говорит он.

«Я скучаю по Израилю, — рассказал Таль. — Скучаю по семье и друзьям. Темп жизни в Израиле подходит мне больше. Я уже возвращался в Израиль и оставался на полгода, но в Израиле мало работы и она плохо оплачивается. Поэтому я вернулся в Нью-Йорк, и  пытаюсь разделить свое время между двумя странами».

Есть и те, кто возвращается по другим причинам. Рути Кляйн вернулась в Израиль после шести месяцев обучения в нью-йоркском университете по идеологическим соображениям. Она приехала туда после завершения исследований в области социологии в тель-авивском университете.

«Я узнала о сложности американского общества, его истории, его проблемах. Я знаю Нью-Йорк. У меня там семья. Но этого было недостаточно. Очень быстро я почувствовала, что хочу вернуться. Американская психология – это отсутствие прямоты, все завуалировано. Я хотела узнать об обществе, из которого я родом, и изменить ситуацию. Я чувствовала, что в Израиле что-то происходит, и я хочу быть частью этого. Решение о высылке беженцев стало для меня сигналом, что я должна вернуться в Израиль», — сказала Кляйн, которая сейчас ведет кампанию против высылки нелегалов.

Хаим Хендверкер, «TheMarker», Л.К.

Фотоиллюстрация: Офер Вакнин.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend