Зачем религиозным судам дополнительные полномочия

Юристам этот законопроект кажется не нужным — зато он нужен раввинским судам. Ведь, если новая идея депутатов от «Еврейства Торы» будет утверждена кнессетом, они получат дополнительные деньги. Как из казны, так и от граждан.

Расширить полномочия религиозных судов в вопросах третейского судейства пытаются сейчас депутаты Моше Гафни и Ури Маклев («Еврейства Торы»). Но поданный ими законопроект вызывает противодействие оппозиции. Некоторые депутаты от коалиции и профессиональные юристы — тоже против. Проект обсуждают сейчас в парламентской комиссии по законодательству.

— Тут важно подчеркнуть, что закон касается не только раввинских, но вообще всех религиозных судов, — пояснил «Деталям» адвокат-нотариусу Илья Вайсберг. — Это и раввинские суды, и шариатские, и церковные, потому что невозможно расширить полномочия только для одного сектора.

Сегодня религиозные суды уполномочены оформлять разводы. А хитрый Моше Гафни правильно просчитал: процент обращений в шариатские суды по этой теме будет очень маленьким, потому что правоверные мусульмане редко выносят семейные ссоры на усмотрение суда. В христианские суды тоже будет мало обращений, так что основная нагрузка ляжет на раввинские суды.


Если убрать в сторону красивые рассуждения, речь идет только о бюджете. Они хотят так расширить полномочия судов, чтобы те получили основания принимать больше дел к производству. Чтобы люди обращались к ним, платили пошлину. А еще чтобы оправдать присутствие в судах раввинов, раздуть штат. Звучит грубо, но такова правда.


А теперь поговорим о самом законопроекте. Еще в 2003 году одна из правозащитных организаций подала иск в БАГАЦ. Речь шла о том, что люди, которые не хотят обращаться в суды общей юрисдикции, предпочитают назначать своих третейских судей. Нет проблем! Есть закон, который это позволяет, он так и называется —  закон о третейском суде. Если два спорщика соглашаются с кандидатурой третейского судьи — его решение будет обязывающим, а если оно кому-то все равно покажется неприемлемым, можно попросить этого человека пойти в суд и придать законность этому решению. Так это и называется «утверждение решения третейского судьи».

И вот Моше Гафни говорит: зачем людям обращаться к третейскому судье, а потом снова идти в суд, чтобы придать его решению законную силу? Пусть они сразу идут в судебную инстанцию, раввинскую, допустим, там работают люди с соответствующим образованием и судейскими навыками.

– Что же тут плохого?

– Цель всего — бюджет. Если отвлечься от этого, то идея, действительно, неплохая. Проблема в другом: есть законы, которые ограничивают действия третейского судьи. Например, к нему нельзя обращаться по вопросам наследственного права. Принимать решения по наследственным вопросам может только суд, с соблюдением процессуальных норм и рассмотрением доказательств. Это третейский судья любое свидетельство может счесть доказательством, а суд — нет, здесь действуют очень строгие требования к доказательной базе. Не каждый документ может являться доказательством.

Юристы — противники этого законопроекта — просят вывести из-под его действия все, что касается трудового права и семейного права. При всем своем желании люди не могут назначать даже раввина третейским судьей в подобных делах, они должны остаться в исключительной компетенции судебных органов.

— Так возникает претензия, что людям не дают судиться в соответствии с их верой?

— Еще разница между светским законодательством и галахическими законами. В частности, по поводу условий труда.

Еврейская Галаха разрешает не продвигать по службе женщин, если они приходят на работу в одежде, которая считается провоцирующей. А светский закон давным-давно отверг подобный подход. В шариатских судах тоже сохранились нормы, которые для светских людей вообще неприемлемы. Чтобы развестись, достаточно девять раз сказать «Ты разведена» — и все. Никаких прав. А у друзов, если изгоняют из религиозной общины, слова трех старейшин достаточно, чтобы человек потерял все свои права.

Таких примеров, когда возникает противоречие между общепринятыми, общечеловеческими и религиозными нормами, можно найти очень много. Поэтому адвокаты и относятся очень осторожно к тому, чтобы передавать какие-то полномочия религиозным судебным инстанциям. Такие дела даже по согласию не следует передавать на рассмотрение третейскому судье, потому что люди могут не знать последствий третейского судейства. Но если третейский судья уже вынес решение, то потом вернуть дело в обычный суд довольно сложно, потому что все доказательства уже считаются недействительными. И получается, что люди по незнанию навредили сами себе.

Поэтому есть возражения против этого закона. Идея, может быть, и неплохая, но очень недоработанная. Депутаты и сами говорят, что будут продолжать работать над ней.

А я на этот вопрос смотрю по другому. Мне, как адвокату, этот закон не нужен. Полномочия третейских судей уже урегулированы. Есть закон, которому больше 30 лет. Практика отработана, есть решения Верховного суда — зачем изобретать велосипед? Я этого не понимаю.

Олег Линский, «Детали». Фотоиллюстрация: Эмиль Сальман

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend