Подайте 1 млрд. шекелей на спорт

За два месяца до того, как должна быть осуществлена самая драматическая реформа в истории израильского спорта, до сих пор неясно, как в 2019 году будет распределен 1 (один) миллиард шекелей.  Предполагается, что эти средства должны стать своего рода «кислородной маской» для захиревшего израильского спорта.

Согласно решению министерства финансов, прибыль, которой управляла администрация спортлотерей «Тото» и которая шла на поддержку спорта, впервые передана в ведение министерства культуры и спорта. Таким образом, также впервые за много лет это министерство стало основным финансирующим органом израильского спорта.

Инициатором данной конкретной реформы стал министр финансов Моше Кахлон, перенаправивший в министерство прибыль «Тото», а также лотереи «Мифаль ха-Пайс» по чисто политическим соображениям, но – однако же – в какой-то мере устранив историческую несправедливость, что должно привести к достойной реальности в сфере спорта, как это собственно существует в сфере образования, здравоохранения, транспорта, так и в любой другой отрасли. То есть, иначе говоря, налогоплательщик заинтересован, чтобы формирование бюджета относилось к государственным приоритетам, а не зависело от того, насколько азартны будут те, кто покупает билеты спортлотереи или как отработают киоски по продаже билетов, или те, кто руководит этими киосками. Бюджет должен формироваться одним и тем же ведомством по единым правилам цивилизованной страны.

По статусу такой структуры как «Тото», считавшейся своего рода всемогущим институтом израильского спорта, готовились, казалось, нанести серьезный удар. Но самое парадоксальное, что его решила смягчить… министр спорта Мири Регев. Рекордный бюджет на 2019 году почти в миллиард шекелей, вне зависимости от прибыли, полученный «Тото», Регев приняла не сразу, хотя ее и пытались убедить в необходимости этого шага должностные лица из министерства. В конце концов, она согласилась, зная при этом, почему она сопротивляется переводу столь «лакомого бюджета».

Несмотря на завершившийся законодательный процесс по передаче рычагов управления спортом от «Тото» к министерству спорта были те, кто предупреждал, что это решение чревато серьезными трудностями.

«Данный шаг – обычный фарс, потому что реформа носит случайный характер. Минфин сбросил «бомбу» на «Тото», не имя представления, как вообще регулировать процесс, — сказал один из источников, хорошо знакомый с деталями всей этой истории, — на самом деле, такой шаг должен быть хорошо подготовлен, скоординирован, и он требует длительного времени».

Кажется, это осознали в министерстве финансов, пытаясь каким-то образом повернуть историю вспять и избежать кошмара застрявшего финансирования. Этой теме, в частности, было посвящено заседание подкомиссии по спорту (при парламентской комиссии по образованию и культуре), которое шло под поистине драматическим названием «Израильские спортивные ассоциации и союзы на пути к краху».

Участники это заседания говорили о том, что нет никакой уверенности в способности министерства спорта распределить полученный бюджет даже тогда, когда он будет окончательно урегулирован.

Основная сложность кроется в способности значительной части финансируемых организаций, в особенности, спортивных федераций, соблюдать более жесткие правила надзора, как того требует государство (и это верное требование, как следует из опыта прошлых лет). На протяжении многих лет эти организации привыкли к гораздо более гибкой системе распределения средств, практикуемых «Тото». Например, футбольной или баскетбольной федерациям с небольшим оборотом в десятки тысяч шекелей и минимальным персоналом, — как и большинству других федераций, — будет непросто выполнить требование, связанное с представлением ежеквартальных отчетов, а также отчитаться о проделанной работе в конце года с тем, чтобы получить «добро» от вышестоящей организации по требуемой форме, которая до сих пор толком не разработана. Очевидно, подобного рода детали должны быть продуманы еще до того, как обсуждалась реформа, но этого не произошло.

Если все же бюджет в миллиард шекелей будет утвержден, то основные статьи расходов (а их, разумеется, очень много) распределятся следующим образом: поддержка федераций (100 миллионов шекелей в 2019 году); поддержка спортивных союзов и ассоциаций (около 100 миллионов шекелей, не включая отдельные бюджеты секторов, выделенных особо); и, наконец, самая значительная часть бюджета уйдет на строительство новых объектов (около 260 миллионов шекелей).

Однако, судя по всему, проблема состоит еще и в том, что министерство финансов и министерство спорта до сих пор не могут найти общего языка. Этот фарс, более инициированный министерством Мири Регев, вызывает сомнения в какой-либо способности этого министерства вообще реализовывать те или иные планы. В том числе, и глобальные национальные проекты, ответственность за которые полностью легла на министерство спорта, в том числе, такие, как «Цветы спорта», призванный увеличить количество активных спортсменов в стране, или ситуация с Институтом физкультуры Вингейта, чье оздоровление опять-таки теперь зависит от государства.

Словом, налицо признаки обычной израильской болезни, которую никак не удается вылечить. А результаты мы видим на спортивных полях.

Комментируя эту публикацию, министерство спорта, в частности, заметило, что отдает себе отчет о тех трудностях и подводных течениях, с которыми столкнется реализация намеченной реформы.

«Однако мы сделаем все возможное, чтобы спортивные организации не почувствовали на себе все проблемы переходного периода, — говорится в ответе. – Мы рассматриваем реформу как возможность дальнейшего развития спорта в Израиле, поскольку впервые государство приняло на себя ответственность за состояние спорта. В течение семидесяти предыдущих лет существовала реальность, в которой государство не имело никакого отношения к вопросам спорта, и теперь ситуация стала меняться».

Шарон Кинан, «ХаАрец», М.К.

На фото: Мири Регев. Фото: Эмиль Сальман


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend