Говорим «лояльность», подразумеваем «цензура»

Министры Мири Регев и Моше Кахлон, оба – выходцы из восточных общин, объединились и готовы впервые применить закон о лояльности в культуре. Этот закон запрещает финансировать учреждения культуры, относительно которых есть подозрения, что их деятельность направлена против ценностей и символов государства и на поощрение террора.

Если Регев и Кахлон сумеют претворить в жизнь свои намерения, это нанесет смертельный удар по кинофестивалю в Хайфе, по фестивалю искусств в Акко, по арабскому театру «Эль-Мидан» и вообще по всем мероприятиям и форумам, в рамках которых может прозвучать нечто, что не согласуется с представлением Регев и Кахлона о свободе слова и плюрализме.

Когда Регев нанесла лобовой удар по механизмам власти в культуре и открыто заявила о том, что каждый выходец из восточных общин декламирует наизусть, если его разбудить среди ночи, — я улыбался. Манеры никогда не были моей сильной стороной. Кахлон противостоял требованиям Минобороны об увеличении ассигнований, сопровождавшимся запугиванием ростом террора. Сначала Кахлон был против и закона о лояльности в культуре. Тогда я говорил себе: вот это мужик, за которым можно пойти…

Но позже начались другие вещи. Кахлон поддержал скандальный план по использованию месторождений природного газа, стал дружить с магнатами. Регев прославилась тем, что орала на депутата кнессета от «Объединенного списка» Ханин Зуаби; называла «раковой опухолью» нелегальных иммигрантов из Африки и т.п. Начинаешь понимать, что не только партии разделены на «голубей» и «ястребов», на правых и левых, на «капиталистов» и «социал-демократов», но и каждый политик внутри собственной души разрывается надвое…

Закон лояльности в культуре – презренный закон. Он антикультурен. Он демократичен в той же степени, в какой Израиль – еврейское и демократическое государство. Да, мы должны бороться с ним до конца, изо всех сил, потому что он угрожает сущности культуры. Критика – это не подстрекательство. Даже самая резкая критика. Альтернативные взгляды, даже если они направлены против истории евреев,  не угрожают основам нашего существования.

Я поддерживаю призыв к справедливому распределению бюджета и к настоящей перетряске учреждений культуры, но решительно выступаю против закона о лояльности в культуре. Он – родной брат закона о «накбе», который тоже отвратителен по форме и духу. Я поддерживаю войну министра финансов Кахлона против строительных подрядчиков, к примеру, но безумно сержусь, когда он не доводит до конца дело восстановления государственного жилья.

Буду ли я голосовать за одного из них на следующих выборах? Наверное, нет. С другой стороны, я не буду стоять на тротуаре и  кричать «Долой Регев!» или «Кахлон – вон!»  даже после закона о лояльности в культуре. Потому что оба – выходцы из восточных общин, оба в той или иной степени привержены борьбе восточных евреев, даже если они время от времени наносят ей ущерб.

Рон Кахлили, «ХаАрец», Д.Н.

На фото: Мири Регев, Моше Кахлон. Фото: Рами Шелуш.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend