Фото: Jon Nazca, Reuters

Развод по-каталонски: в проигрыше останутся все

На запрет референдума о независимости каталонцы откликнулись всеобщей стачкой. В Барселоне и других населенных пунктах автономии была прекращена работа многих медицинских учреждений, всех государственных структур и системы образования. Не работал, за некоторыми исключениями, и общественный транспорт. Местные телеканалы изменили сетку вещания, отменив многие программы, но транслируя новости о забастовке и митингах сторонников отделения от Испании.

Пока еще не подсчитано, какой ущерб нанесен экономике Испании этой забастовкой. Но может ли Каталония, в принципе, сегодня позволить себе независимость?

Грубую попытку центрального испанского правительства предотвратить проведение голосования по независимости Каталонии экономист Александр Этерман называет не иначе, как идиотизмом. «Они сделали все, чтобы вес этого почти сорванного референдума оказался значительным, — сказал он в интервью «Деталям», — хотя он вполне мог закончиться победой сторонников Мадрида, по аналогии с аналогичными референдумами в Шотландии и в Квебеке; мало того, даже в случае победы сепаратистов мирный «развод» оставил бы сторонам немало способов остаться лучшими друзьями.

— Каталония, безусловно, вполне способна обеспечить себе экономическую независимость, а главный ущерб ей нанесет не отделение от Испании – это полбеды, а неизбежно следующее за ним временное отделение от Европейского Союза, — говорит Этерман. —Хочу напомнить, что ЕС уже заявил, что не предоставит Каталонии автоматическое членство. Это означает, что экспорт в Европу, который для Барселоны критически важен, начнет испытывать трудности. Каталонцы готовы идти на это, потому что считают развод с ЕС временным явлением — и они правы, Каталонию, безусловно, примут в ЕС, но не сейчас, а через несколько лет. Каталонцы готовы потерпеть. Кроме того, они богаче испанцев, и считают, что финансируют другие области Испании, включая и те, которые  их недолюбливают. Но главное, они считают, что если они такие успешные до сих пор, то отделившись, смогут достичь еще большего, оглядываясь более на Голландию, чем на Францию или Италию, как это делает Испания, и стать по-настоящему богатой страной, такой, как Швейцария или Норвегия.

— По данным на 2016 год, долг Испании составлял 1.18 трлн. долларов. Как распределят обязательства?

— Каталония должна будет взять на себя какую-то часть долга. Подозреваю, что этот вопрос уже разобран. Но помимо прямого госдолга есть еще огромные долги банковской системы и частных корпораций. Тут каталонцы быстро окажутся в лучшем положении, чем остальная Испания. В самом деле, очень большая часть долга — это гарантии государства частному и общественному секторам. Принято объединять долги муниципалитетов, университетов и больниц с государственным долгом. При подобном расчете может оказаться, что не так уж страшен каталонцам испанский государственный долг. Если, например, делить пропорционально численности населения, за ними останется долг примерно в 200 млрд. долларов. С этим богатое государство вполне может жить.

— В начале сентября министр финансов Испании Луиса де-Гиндоса заявил, что отделение Каталонии приведет к сокращению ее экономики на 30% и к росту безработицы. Сложно сказать, запугивал ли, или действительно цена независимости может быть столь высокой. Но более 60% каталонцев беспокоились за свое финансовое будущее – что и давало властям теоретическую возможность переиграть сепаратистов в ходе голосования, без полицейских дубинок и стрельбы… Считаете ли вы, что эти опасения оправданы?

— ВВП Испании на душу населения в сопоставимых ценах примерно равен израильскому (в Испании – 36.400 долларов в 2016 году, в Израиле – 35.200, а в Каталонии он почти в полтора раза выше и приближается к богатым европейским странам. Территорией Каталония, когда-то — королевство Арагон, несколько больше Израиля, около 37 тысяч кв. км, населением чуть меньше – 7,5 миллионов. Когда-то это была сельскохозяйственная страна, теперь здесь множество предприятий испанской текстильной промышленности, автомобильные заводы, хай-тек, фармацевтика и пр. Не говоря уже о Барселоне, которая с 1998 года является городом-побратимом Тель-Авива, с его самым большим в Европе портом и развитой индустрией туризма, в ней занято до 17% жителей каталонской столицы. Всего в Испанию приезжает более 60 млн. туристов в год, из них до 7 миллионов в Барселону, а вся Каталония принимает до 17 миллионов гостей ежегодно.

— Тогда немудрено, что Мадрид не хочет терять одну из самых богатых своих провинций?

— Сейчас Испания, сильно пострадавшая в ходе экономического кризиса 2008-2011 гг., развивается быстрее всех европейских государств, а Каталония еще быстрее, —говорит Этерман. — Но дело тут не только в экономике. Помимо того, что Мадрид не хочет отпускать богатую провинцию, проблема упирается во внутреннюю национальную политику. В Испании есть и другие национальные меньшинства. Если Барселона отделится, страна рискует распасться. На самом-то деле в Каталонии только 35% каталонцев, то есть носителей каталонских языка и культуры. Показательно, что и многие не каталонцы тоже не жаждут оставаться под Мадридом, полагая, что под Барселоной будет совсем не плохо.

Существенно, что ЕС не хочет создавать прецедент дробления, касающийся многих европейских государств. Поэтому Брюссель пытается мешать каталонцам. Скорее всего, Каталонию в итоге приняли бы в ЕС, но перед тем прилично помучили бы. К тому же ЕС может навязать глубокую экономическую конфедерацию между Испанией и Каталонией, даже если последняя получит политическую независимость.

— Зато если Каталония отсоединится, она перестанет платить налоги в испанскую казну. Сегодня это 16 млрд. евро в год — около 1% ВВП Испании. Правда, она и дотации из казны перестанет получать, но сегодня итоговый баланс не в их пользу. И 35% экспорта Каталонии приходится на испанский рынок. Полагаете, Мадрид может ограничить импорт каталонских товаров, чтобы затянуть мятежников экономической удавкой?

— Не может и не будет. При всем безумии мадридского руководства оно не станет провоцировать Каталонию на экономическую сецессию! Испанский премьер-министр Мариано Рахой уже заявил, что как только улягутся страсти по референдуму, он немедленно предложит пакет прав и возможностей расширения автономии. Он готов идти далеко, вплоть до превращения Испании из унитарного государства в федеративное, но не к отделению. Он может предложить Каталонии, например, самостоятельно управлять бюджетом, распределять налоги. То, что ранее было дано баскской области. Баски давно уже не платят Мадриду ни гроша, но поскольку это бедная область, это вроде бы легитимно. Рахой может предложить каталонцам вести собственную таможенную политику. Сейчас сложно судить, насколько эффективными окажутся эти меры, но Мадрид еще много чего можно предоставить Барселоне, в расчете на то, что как ни популярен сейчас каталанский язык, но без испанского им в торговле все-таки не обойтись.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Jon Nazca, Reuters

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама