БАГАЦ наказал женщину за измену мужу лишением крыши над головой

Высший раввинский суд постановил, что женщина, которая изменила мужу, при разводе не имеет права на половину дома, в котором они жили. БАГАЦ оставил вердикт раввинского суда в силе, что не согласуется с последовательным подходом высшей судебной инстанции Израиля и наносит серьезный ущерб статусу женщины в стране.

Дело поступило в БАГАЦ после того, как Высший раввинский суд был вынужден решать, является ли дом, в котором пара проживает 20 лет (из 30 лет брака), их общей собственностью. Или он принадлежит только мужу. Дом был построен на участке, который муж получил в наследство незадолго до женитьбы. Согласно израильскому законодательству, имущество, принадлежащее одному из супругов накануне заключения брака, не становится автоматически частью совместной собственности, но супруги могут по взаимному согласию сделать ту или иную часть имущества, например, дом, в котором они живут, совместной. Раввинский суд первой инстанции вынес решение в пользу женщины, Высший раввинский суд, который, в частности, сделал особый упор на то, что женщина состояла в связи с другим мужчиной в последние месяцы брака, вынес вердикт противоположного характера.

Женщина обратилась в БАГАЦ, и ее апелляция была отклонена большинством судей. Судья Ицхак Амит поддержал требования женщины, а его коллеги Давид Минц и Алекс Штейн выступили против. Амит отметил: брак был первым для обоих супругов, они завели детей, вели общее хозяйство. Фактически дом превратился в совместную собственность задолго до того, как женщина начала изменять мужу. Да и муж на слушании в раввинском суде сказал, что считает дом совместным достоянием. Таким образом, отметил Амит, лишением женщины права на часть дома мы фактически наказываем ее за измену мужу. Иными словами, Высший раввинский суд основывался при вынесении вердикта на религиозном законе. В гражданском же праве доминирует тенденция отделять вину «согрешившего» супруга от вопроса о разделении собственности.

Верховный суд своими вердиктами на протяжение многих лет дает понять, что при решении имущественных споров между супругами следует применять именно гражданское право. Когда Высший раввинский суд применил к данному делу религиозный закон, он превысил свои полномочия.

Судья Штейн придает измене значение при решении вопроса о том, получила ли женщина право на часть дома с самого начала. Но измена не должна была рассматриваться в этом контексте, поскольку произошла после многих лет совместной жизни в доме, который задолго до этого стал де-факто общим достоянием. Правильный анализ потребовал бы, чтобы Штейн ответил на реальный вопрос: возможно ли лишить женщину из-за ее поведения на позднем этапе брака права, которое она имела уже задолго до этого? Ответ заключается в том, что это можно сделать — но только в соответствии с религиозным законом, который, как сказано выше, не должен был применяться в данном случае.

БАГАЦ обязан пресекать патриархальное и унизительное отношение к женщине, которое проявляется, среди прочего, в ограничении ее свободы. Кроме того, нет никакой причины поощрять и поддерживать раввинские суды, когда они при решении семейных споров применяют закон Торы, а не гражданское право.

Мордехай Кремницер, «ХаАрец» Д.Н.

Фото: Оливье Фитусси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend