Рабин, Зеэви… какая разница?

«А разве Рабин не был спорным лидером?! Поразительное лицемерие». — написал депутат Кнессета Бецалель Смотрич на своей странице в соцсети «Твиттер». Это была реакция на слова одного из директоров тель-авивских школ Рама Коэна, принявших решение не отмечать день памяти Рехавама Зеэви. Коэн объяснил это решение в радио-интервью: «Зеэви был спорным лидером, человеком, у которого, наряду с заслугами в создании государства, есть также и темные стороны».

Это поразительное сообщение в «Твиттере» показывает аналогию, распространенную среди людей правых взглядов, и сейчас один из них, наконец, осмелился придать ей публичность. С одной стороны, Ицхак Рабин — начальник генштаба армии, министр обороны и глава правительства, погибший от рук еврейского убийцы по завершении беспрецедентной по своей интенсивности и жестокости подстрекательской кампании со стороны правого лагеря. С другой стороны, Рехавам Зеэви, генерал-майор запаса и министр, убитый палестинским террористом, однако, главным образом, лидер экстремистского и расистского движения, проповедовавшего «трансфер», расизм и насилие, который, согласно журналистскому расследованию телепрограммы «Факт», запугивал своих критиков, натравливая на них преступников, и, якобы, насиловал женщин.

Кроме впечатляющего протеста директоров тель-авивских школ, которые нашли в себе мужество и высокие душевные качества, чтобы выполнить свою воспитательную миссию и противостоять скандальному закону об увековечении памяти Зеэви, необходимо проверить также аналогию Рабин-Зеэви, которая имеет право на существование вследствие того, что никто из представителей правого лагеря, включая его государственных и умеренных представителей, не отказались от увековечения памяти Рехавама Зеэви даже после публикации тревожных фактов.

Правые поселенцы являются самой секторальной частью израильского общества: они готовы растоптать любой принцип с тем, чтобы достичь своей цели. В этом смысле, Смотрич – их подлинный представитель. Как и у многих других правых, которых ослепляет ненависть к арабам и сплочение их рядов превалирует над любой другой ценностью, их цель всегда священна. Они хотят узаконить экстремистскую правую идеологию с помощью приводящего в содрогание сравнения Зеэви и Рабина. Ведь у нас день памяти для левых и день памяти для правых. Почему же не сравнить их? Каждый будет праздновать то, что для него важно, и проблема решена.

А что с гражданским уроком, который необходимо извлечь из того, что произошло 22 года назад? Или с правилами личного поведения, выполнения которых необходимо требовать не только от лидеров, но и от каждого человека? Крайне правый лагерь, которому пока не удалось аннексировать даже одну песчинку на территории Западного берега, уже разобрал на части израильскую государственность.

Этому сомнительному сравнению Смотрич лишь придал гласность. Правый лагерь не только продолжает отрицать свою ответственность за убийство Рабина, но и сводит память о нем к политике. Он преуменьшает значение убийства, использует его в качестве рычага для возвышения экстремистских образов. Идея проста и эффективна: размещение памяти о них в сердцевине народного сознания все больше смещает вправо идеологический центр тяжести.

А где-то там, на краю — это можно увидеть, конечно, в поселении Маале-Рехавам, названном в честь Рехавама Зеэви — терпеливо ждут своего сертификата кошерности еще несколько идей. Такие, как трансфер и, если необходимо, даже кое-что посильнее (но только в случае необходимости, конечно, если арабы будут вести себя плохо). А несколько несимпатичных историй не помешают выполнению этой важной работы.

Равит Гехт, «ХаАрец», Ш.Ш.
На фото: Рехавам Зееви
Фото: Нир Кафри


Размер шрифта

A A A

Реклама