Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters; Эмиль Сальман, "ХаАрец".

Пять целей Израиля в Сирии

Один из крупнейших американских «мозговых центров» Rand corporation опубликовал исследование на тему «Интересы и возможные действия Израиля в Сирии».

Автор исследования Ларри Ханауер выделяет пять ключевых целей Израиля в сирийском конфликте и формулирует возможности для их достижения.

Прежде всего, он обращает внимание на принципиальную разницу между интересами США, Европы и других игроков, таких как Россия, Иран, Турция, преследующих региональные или глобальные цели в этом конфликте, и интересами и возможностями Израиля.

В то время как США и Европа вначале были обеспокоены угрозой террора со стороны джихадистов, (а теперь, добавим — и конфронтацией с Россией), Израиль, главным образом стремится помешать закреплению Ирана на южных границах Сирии.

В стремлении достичь этой цели Израиль оказывается в ситуации выбора между двумя мало приятными альтернативами. Или Сирия с победившим Асадом, контролирующим всю территорию страны при поддержке Ирана, или страна, разделенная на анклавы, контролируемые разными группировками, в том числе исламскими боевиками и внешними силами, воюющими между собой.

Как полагает исследователь, Израиль склоняется ко второй опции, предпочитая, чтобы исламисты и проиранские силы уничтожали друг друга.

Специалист » Рэнд » анализирует конкретные цели, вытекающие из главной.

Первая цель — сдерживание Ирана и предотвращение передачи иранского оружия «Хизбалле».

Израиль рассматривает Иран, как экзистенциальную угрозу, и всеми силами стремится не допустить его свободы действий в Сирии. Ось Тегеран — Дамаск- Бейрут представляет стратегическую угрозу, где Сирия — ключевое звено. Она будет означать появление нового объединенного фронта на северной границе Израиля, где «Хизбалла», вооруженная иранским и российским оружием, сможет действовать с территории Ливана, в то время как шиитская милиция будет атаковать Израиль с Голанских высот.

Американский эксперт считает, что на практике Израиль весьма ограничен в выборе средств противодействия этим планам. Максимум, что он в состоянии сделать — это атаковать конвои с оружием, поставляемым «Хизбалле», предотвращать попытки иранцев приблизиться к границе и укреплять оборону со своей стороны Голанских высот.

Вторая цель — минимизация влияния России. Российское участие в конфликте беспокоит Израиль по ряду причин. Превращение России в политического и военного патрона победившего режима Асада, опирающегося на «Хизбаллу» и Иран, закрепление её в регионе на долгое время уменьшит возможности Израиля противодействовать Ирану.

Недавняя поставка Россией новейших средств ПВО ослабляет возможности Израиля свободно наносить воздушные удары. К тому же присутствие российских войск на постоянной основе усиливает риск непреднамеренного столкновения российских и израильских войск.

Максимум, что может реально сделать Израиль в этом отношении — это совершенствовать имеющийся механизм координации и деконфликтных действий в воздухе, на суше и на море.

Третья цель — содействовать установлению режима слабого Асада.

Израиль не заинтересован в победе Асада, благодаря поддержке Ирана и «Хизбаллы», что дает им свободу действий против еврейского государства. Но ему также невыгодно падение дамасского режима — развитии событий, при котором выиграет одна из групп или коалиция, поддержанная внешней силой, неважно Россией, Турцией или даже США.

Такая группа с большой долей вероятности вскоре может начать конфликтовать с Израилем, чтобы обрести легитимацию в мусульманском мире.

Наилучшим вариантом для Израиля является ситуация продолжающегося тупика, при котором Асад контролирует Дамаск или даже определенную часть страны, но не имеет влияние в других районах. Тогда Иран будет больше озабочен поддержкой своего союзника или укреплением в регионе, чем угрозами Израилю.

Четвертая цель — делегитимация требований Асада о возврате Голан.

Израиль должен воспользоваться данной ситуацией и не допускать возрождения требований о возвращении Голанских высот.

Пятая цель — сдерживание суннитских милицией на границах Израиля. Израилю небезразлично, кто контролирует ситуацию на его границах. Но он не рассматривает джихадистов, как стратегическую угрозу, полагая, что в данном случае он сможет гораздо свободнее применять военную силу для их нейтрализации.

Американский аналитик приходит к уже упомянутому заключению: у Израиля весьма ограниченный выбор вариантов стратегических действий в Сирии. Выживание Асада чревато усилением иранского влияния. Коллапс режима приведёт к балканизации страны с непредсказуемыми последствиями.

Вооружение сирийских друзов — идея, которая симпатична многим, чревата превращением Израиля в одну из сторон конфликта. То же самое можно сказать про установление гуманитарной зоны вдоль границы Израиля, что будет расцениваться, как захват территории арабской страны.

Таким образом, спектр действий Израиля ограничивается следующими возможностями:

Израиль может продолжать курс на активную самооборону. Это означает продолжение бомбардировок для предотвращения вооружения «Хизбаллы»; жесткая реакция на попытки нанесения ударов по территории Израиля; поддержание тесных с связей с Москвой; негласная поддержка друзских и иных группировок, враждебных Асаду, Ирану, «Хизбалле» и джихадистам.

Судя по последним данным, кроме вышеперечисленных вариантов, Израиль также возможно подготовил создание в районе Голан пояса безопасности, базирующегося на зоне деэскалации, в районах Дераа, Ас- Сувейда и Аль-Кунейтра, где гарантами выступают США, Россия и Иордания.

Владимир Поляк, «Детали», по материалам «World Affairs».
Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters; Эмиль Сальман, «ХаАрец».


Реклама





Send this to a friend