Фото: POOL New, Reuters

Разгром сирийских повстанцев у израильской границы

Президент Сирии Башар Асад может считать 2017-й год лучшим в своей жизни — ИГ разгромлена и практически выбита из страны, а следом за ней отступают повстанцы из оппозиционных сил «Свободной Сирии». Сегодня это название звучит чуть ли не иронически, когда сирийские войска при наземной поддержке Ирана и воздушной поддержке России теснят противников все больше и дальше.

Новым успехом сирийской армии и проиранских шиитских милиций стал захват трех больших суннитских поселков, включая Бейт-Джан (3 000 жителей), находящийся в сирийской части Голанских высот всего в 11 км от израильской границы. Пять лет повстанцы контролировали Бейт-Джан, но 29 декабря его окружили правительственные войска, а повстанцы получили ультиматум: если в течение 72 часов они не покинут поселок, их  уничтожат. По договоренности с властями, повстанцев погрузили в  автобусы вместе с семьями и эвакуировали в тот самый южный город Даръа, где началась война. А генералы Башара Асада поставили еще один флажок на карте Сирии.

Капитуляция Бейт-Джана, отступление повстанцев и приближение к израильской границе проиранских милиций вызывает растущее беспокойство израильского военно-политического руководства. Глава правительства Биньямин Нетаниягу уже не раз говорил, что Израиль не допустит укрепления Ирана в Сирии. Но это уже произошло. Что же сделал Израиль? По утверждению иностранных СМИ, он оказывал помощь оружием и боеприпасами повстанцам, воюющим с Асадом, чтобы с их помощью создать буферную зону. Однако в нынешней ситуации и помощь, и зона уменьшаются прямо на глазах. Армия Асада наступает, повстанцы отступают и перелом в ходе семилетней гражданской войны, которым Асад обязан исключительно президенту России Владимиру Путину, стал неоспоримым фактом.

Как пишет в «ХаАрец» Цви Барэль, «следующий экзамен Путина на пробу сил состоится в конце января в Сочи, где соберется самая большая конференция с участием представителей Асада и сирийской оппозиции с целью обсуждения продолжения политического процесса для разрешения кризиса. Стоящий перед Россией вызов огромен. Ибо если до сих пор Россия с большим успехом вела военную кампанию, вернувшую Асаду его статус главы государства, снявшую с повестки дня требование сместить его с поста, сумевшую отдалить США от театра военных действий и создать, хотя бы на бумаге, зоны безопасности с участием России, Ирана и Турции (без Саудовской Аравии или других арабских государств) — как раз дипломатические шаги все время натыкались на мины.

Конференция в Сочи поставила Россию против фронта повстанческих группировок, многие из которых отклонили приглашение и не готовы видеть в России посредника в переговорах. В заявлении, подписанном более чем сорока милициями, среди прочего, говорится: «Россия не оказывает никакого давления на Асада, чтобы достичь политического решения, и не прилагает никаких усилий, чтобы снять бремя с плеч граждан Сирии… Она — враждебное государство, совершившее военные преступления и мешавшее в течение семи лет любой попытке осуждения Сирии в ООН. Россия — не честный посредник. Она — часть проблемы».

Многочисленные порванные нити, из которых Россия пытается связать дипломатические шаги, мешают создать реальную «дорожную карту», позволяющую Путину появиться на Женевской конференции или в ООН. Правда, остался еще месяц до сочинской конференции, в течение которого можно уговорить еще несколько милиций присоединиться к российской политической инициативе. Вопрос в том, готова ли Россия пойти на уступки и милициям, и своим партнерам Ирану и Турции, которые приведут к согласию между ними и Асадом, а также Ираном и Турцией. Трудно ожидать столь позитивных результатов, когда даже план создания зон безопасности столкнулся с трудностями, когда расширяются и ужесточаются бомбардировки в Идлибе, Хаме и Латакии, и даже жесты доброй воли в виде освобождения арестованных повстанцев никем не гарантированы.

Цви Барэль, «ХаАрец», Р.Р.

На фото: Владимир Путин. Фото: POOL New, Reuters


Реклама




Send this to a friend