То ли халтура, то ли абсурд: БАГАЦ обсуждает закон Кахлона

Иногда школьников привозят на экскурсию по Кнессету. «Здесь обсуждают законы», — поясняют им гиды, показывая комнаты, в которых заседают парламентские комиссии. Дети изучают вопрос разделения ветвей власти, узнают, как законодатели контролируют правительство. А иногда им даже разрешают наблюдать за дебатами в парламентской ассамблее.

Но вчера в БАГАЦе, на слушаниях по закону о налогообложении третьей квартиры, была выявлена правда: в реальности процесс продвижения законов далек от той теории, которую преподают детям на подобных уроках демократии.

Следует ли давать легитимацию законотворческому процессу, если он искажен и халтурен? С этой дилеммой столкнулись вчера судьи Эстер Хают, Ноам Сольдберг, Нил Хендель и Мени Мазуз, заседавшие под руководством президента Верховного суда Мирьям Наор. Спор вокруг закона о налогообложении третьей квартиры – это спор о том, согласимся ли мы пересечь тонкую грань, отделяющую просто халтуру — от театра абсурда.

3 часа заняли эти дебаты, стали ожидаемо яркими по нескольким причинам. Во-первых, из-за драматического заявления о том, что «правительство начало разрушать Кнессет». Это произнес юридический советник Кнессета, адвокат Эяль Янон. Во-вторых, выяснилось, что консенсуса по этому вопросу нет, и закон претерпел значительные перемены. И в-третьих,


это может стать первым случаем в нашей истории, когда БАГАЦ отменит закон не из-за самого закона, а потому, что форма его принятия была извращенной. И если это случится, то следующим в очереди на отмену может оказаться… Закон о корпорации общественного вещания.


Дело не в политических взглядах

Закон о налогообложении третьей квартиры ранее был проведен в финансовой комиссии, под давлением, во время ночных слушаний. Поправки, внесенные в него Минфином, были поданы депутатам, измотанным продолжавшимися двое суток слушаниями по бюджету (члены комиссии приступили к обсуждению этого законопроекта в 23:00, 15 декабря 2016 года, через несколько часов после внесения поправок в бюджет, – прим. «Детали»). Оппозиционные парламентские фракции подали пять апелляций в БАГАЦ утверждая, что депутаты просто не получили реальной возможности участвовать в процедуре обсуждения этого закона, из-за чего он должен быть аннулирован.

БАГАЦ редко вмешивается в собственно процесс законотворчества. И не было еще случая, чтобы закон в Израиле был отвергнут из-за нарушения этого процесса. В попытке предотвратить ликвидацию закона, президент Верховного суда Мирьям Наор предложила государству компромиссный вариант: государство само вернет закон в финансовую комиссию, по собственной инициативе, и там заново обсудят лишь те пункты, в которых обнаружена «процедурная недостаточность» — тогда судьи БАГАЦ, со своей стороны, не будут требовать аннулировать закон, который уже прошел в Кнессете в трех чтениях. Как бы, «что было – то было», давайте сделаем отмену добровольной.

И во время слушаний сложилось впечатление, будто представители государства благосклонны к этой идее Мирьям Наор. В начале обсуждения Игаль Янон представил свое заключение, согласно которому процесс проведения закон был не оптимальным, но приемлемым. И призвал судей ограничиться предупреждением, то есть не отменять закон, но потребовать, чтобы подобное не происходило вновь – однако потом, когда поступило предложение судьи Наор, пообещал изучить его.

Здесь не идет речи о политическом или идеологическом влиянии. Даже судья, который считается одним из самых консервативных, Ноам Сольберг, не углублялся в нюансы самого закона, а возражал именно против процесса, против самой поспешности эго проведения.

Теперь ожидается выкручивание рук внутри правительственной коалиции. Сомнительно, что Моше Кахлон захочет вернуть законопроект в Кнессет. Шансы на успех там не так уж велики. Вопрос в том, заставит ли Кахлона капитулировать юридический советник правительства Авихай Мандельблит. Который, несомненно, понимает, какие ветры дуют в Верховом Суде. На следующей неделе мы узнаем, кто в этой борьбе одержал верх.

Техника боя

Тон дебатам в суде задал Эяль Янон – блестящий и уважаемый адвокат, в прошлом он был одним из главных кандидатов на пост юридического советника правительства. Он не только знаток юридических норм, но и преуспел в борьбе с парламентским безумием, обуздав апелляции и радикально настроенных депутатов, и любителей казуистических уловок – со всех сторон. Вчера его линия поведения была направлена против правительства, но за Кнессет. Именно он сделал этот процесс столь запоминающимся.

Само появление Янона в БАГАЦе – явление довольно редкое. Янон подтвердил, что процедура принятия закона о налогообложении третьей квартиры грешила значительными нарушениями. Но тут он предложил смотреть на проблему шире:


Это не один единственный закон, это общенациональная проблема. Так не руководят Кнессетом. В Израиле нет реального разделения ветвей власти. Янон сопровождает работу парламента Израиля уже на протяжении многих лет, и в картине, которую он обрисовал судьям, Кнессет изображен всего лишь резиновым штампом для визирования решений правительства; это некая структура, лишенная собственной силы.


Янон призвал БАГАЦ найти возможность восстановить сбалансированное разделение структур израильской демократии. Понятно, что Янон косвенно, таким образом, критиковал Мандельблита, представитель которого говорил, что процесс законотворчества не имел значительных дефектов. Адвокат Шош Шмуэли пытался объяснить суду, что условия жизни в Кнессете не всегда оптимальны. «Это не как дебаты в суде, — говорил он. – У депутатов было время перейти к поправкам, которые внесли в закон».

Этих судебные слушания показали, насколько поверхностно обсуждаются в Израиле – если вообще – именно самые серьезные и резонансные законы. Янон призвал БАГАЦ не давать легитимации системе принятия законов с помощью подобного рода технологий. Более глубокие дебаты должны стать нормой, и чем важнее закон, тем внимательнее его должны изучать.

В настоящее время все происходит в точности наоборот.

Идо Баум, TheMarker. Фотография Эмиля Сальмана

Размер шрифта

A A A

Реклама