Проституция исчезает из тель-авивского «дна»

«Район буквально меняется на глазах, — говорит Роми (имя вымышленное – прим. «ХаАрец»), описывая то, что происходит  рядом со старым автовокзалом в Тель-Авиве —  обители проституток, бомжей и наркоманов: вот, посмотрите, видите груду щебня — это строится новое здание. А вот отремонтированное здание полиции, рядом с ним разбили прекрасный зеленый парк».

Парк на месте трущоб, набитых обитателями тель-авивского «дна», уже полон аллеями и игровыми площадками.

«Похоже, что всё начинает прикрываться, — говорит Роми, указывая на бордели, расположенные на улицах Соломон, Эрлингер и Финн. — Говорят, что все эти лавочки закроются навсегда. Во всяком случае, большинство уже не работает. Насколько я понимаю, здесь все будет перестроено».

Роми, 43-летняя мать-одиночка, приехала в Израиль из СНГ, когда ей было 19 лет. 13 лет она работала в борделе на территории старого автовокзала. «Я начала заниматься проституцией из-за долгов, — признается она. — Я буквально задыхалась, у меня не хватало средств к существованию».

Она и двое пожилых репатриантов из СНГ арендуют небольшой магазин, превращенный в бордель. Каждый приезжает сюда издалека, и поэтому иногда вынужден ночевать в собственном заведении.

«Сейчас работы стало меньше, — отмечает Роми, глядя на улицу, свободную от движения транспорта и пешеходов. — Конечно, заработок страдает, но я говорю спасибо за то, что есть».

На вопрос о том, что она будет делать, если все публичные дома из этого района полностью исчезнут, Роми колеблется с ответом.

«Я всегда боюсь говорить о том, чего бы я хотела, потому что это не произойдет, и я разочаруюсь, — улыбается она, — но если отсюда исчезнет проституция и появятся новые районы, я пойду на обычную работу, может быть, даже стану заниматься уборками. В конце концов, в этом нет ничего зазорного».

Пейзаж с проститутками в районе старого автовокзала был особенно заметен в начале двухтысячных годов, когда торговля женщинами, казалось, не знала границ. Сегодня еще рано говорить об окончательном искоренении этого зла, но, тем не менее, серьезные перемены налицо.

Над героиновым облаком, над прибежищем проституток, наркоманов и бомжей уже витают мечты застройщиков. Полиция стала активнее отлавливать наркоманов и наркоторговцев, чаще проводит облавы в публичных домах.

Более того, законопроект, который предусматривает наказание для тех, кто пользуется услугами проституток, уже прошел предварительное чтение и, как ни странно, резко сократил число клиентов, прибывающих в район старого автовокзала.

Пользователи интернет-сайта Sex Adir говорят, что, с точки зрения  сексуальных услуг,  этот район себя практически исчерпал. По их словам, «вечеринка на старом автовокзале подошла к концу».

Один из пользователей интернет-сайта отметил, что значительный спрос на недвижимость заставил владельцев домов в этом районе изменить свое отношение к секс-индустрии и бесцеремонно распрощаться со всеми, кто занят в этой области.

Другой добавил, что «старый автовокзал, похоже, становится забытым прошлым, и отныне будет развиваться совсем по другим законам».

Посетители форума Sex Adir заявили, что не хотят приезжать в этот район еще и потому, что в нем появилось больше полицейских.

В течение многих лет бордели размещались, как правило, на первых этажах и в подвалах. Кроме уличной проституции, здесь изобиловали также «комнаты в аренду» и «дискретное жилье», чего уже почти не существует. Но сегодня еще можно увидеть открытую дверь с тусклым, мерцающим светом, а в проеме — проститутку в маленькой комнате: она сидит и, зевая, смотрит на пустую улицу.

На улице ХаГалиль граффити, намалеванные черной краской, сообщают, что пип-шоу, которое работало там годами, переехало по новому адресу, на соседнюю улицу.

Изменился и облик уличной проституции. Сегодня число проституток-транссексуалов в этом районе насчитывает всего лишь трех-четырех пожилых женщин, работавших здесь многих лет. Наркоманки  и бездомные женщины, подрабатывающие проституцией, все еще появляются, но их ряды заметно поредели.

«Многие из тех мест, которые предлагали услуги проституток, закрыты в административном порядке с тем, чтобы обуздать это явление, — говорит Иссахар Поланицер, который принимает участие в реализации программы по обмену шприцов для наркоманов, и бывает здесь, как минимум, раз в неделю. — На улице ХаГалиль практически исчезли «комнаты в аренду», осталась лишь одна, в конце улицы».

Как утверждает Реут Гай из некоммерческой организации АЛАМ, помогающей тем, кто хочет порвать с индустрией проституции, действительно, многие бордели закрываются, но они просто переезжают в другое место.

«Нередко они находят другие квартиры, расположенные недалеко от этого района, — говорит Гай, — сохраняя свою «репутацию» и «клиентскую базу». Те, кто погряз в проституции, далеко не всегда способны порвать с ней. Я могу рассказать о парне, который работал уличной проституткой на старом автовокзале, а теперь работает в «сауне», занимаясь тем же самым. Могу рассказать проститутках, которые перебрались из этого района в другие бордели по всей стране. В то же время некоторые из них поддерживают с нами контакты или с теми, кто может им помочь, а другие предпринимают самостоятельные шаги для того, чтобы порвать с этим миром. Но, честно говоря, цифры пока не обнадеживают».

Представители полиции считают, что они ведут в этом районе «целенаправленную, решительную и постоянную борьбу с эксплуатацией женщин и их занятостью в проституции».

По словам полицейских, наряду с арестом сутенеров и наркоторговцев они сотрудничают с организациями по оказанию помощи проституткам и тем, кто решил уйти из секс-индустрии, а также с отделом соцобеспечения тель-авивского муниципалитета с целью помочь женщинам «покинуть мир проституции и наркотиков, и вернуться к нормальной жизни».

Одна из старейших проституток, 62-летняя палестинка, улыбается и открывает дверь в комнату, где она работает и спит. «Работы почти нет, но я не могу остановиться», — говорит она. От нее за версту несет спиртным, когда она разговаривает, оглядывая пустую улицу. — Куда я пойду, когда этот район изменится? Мне некуда идти, у меня нет другого места, да и вида на жительство у меня нет. Я здесь с 1986 года. Государство мне не помогает. У меня никого нет. Я остаюсь здесь. Я никуда не пойду, а Бог велик».

Веред Ли, «ХаАрец», М.К.
На фото: Демонстрация против проституции в Тель-Авиве возле дома, где было найдено тело покончившей с собой проститутки.
Фото: Дуду Бахар

Размер шрифта

A A A

Реклама