Прокуратура предлагает реже сажать в тюрьму

Два года назад общественная комиссия по пенитенциарной системе опубликовала рекомендации, основанные на многочисленных исследованиях. Члены комиссии пришли к выводу, что длительные сроки заключения не только не удерживают преступников от совершения повторных преступлений, но, напротив, преступники, отсидевшие реальные сроки, более склонны к рецидивам, чем те, кому были вынесены альтернативные приговоры. Для изучения рекомендаций комиссии Министерство юстиции создало рабочую группу, которая опубликовала свой доклад, содержащий сходные выводы.

Профессор Орен Газаль-Эйяль, декан юридического факультета хайфского университета и член комиссии, назвал доклад целевой группы «одним из наиболее важных и всеобъемлющих документов, когда-либо сформулированным прокуратурой». Если рекомендации будут приняты, то в уголовном процессе произойдут существенные изменения: значительно увеличится число осужденных, направленных судом на реабилитацию, а не в тюрьму, подчеркнул профессор. Тот факт, что идея исходит от прокуратуры, которая по своей природе обычно требует вынести приговор потяжелее, является основанием для оптимизма, добавил он.

Представители рабочей группы считают, что для преступлений, которые тянут на краткосрочное тюремное заключение, прокурорам следует рассмотреть вопрос о возможности приговорить обвиняемого к реабилитации, в случае если социальный работник считает, что реабилитация будет эффективной. Речь шла о приговорах сроком до двух лет, но комиссия не стала устанавливать жесткие рамки.

По данным данных Управления тюрем, большинство заключенных получают короткие сроки. В 2015 году, например, более половины всех заключенных, приговоренных к тюремному заключению, получили приговоры сроком до года, а более трех четвертей — сроком до двух лет.

Но заключенные, приговоренные к тюремному заключению, не имеют права на реабилитацию, пока они находятся в тюрьме. Групповые программы реабилитации доступны только для заключенных, которым осталось сидеть не менее трех месяцев, а отдельные программы открыты лишь тем, кому осталось провести за решеткой не менее шести месяцев.

Хотя прокуратура имеет право требовать менее жесткие приговоры, которые могут облегчить процесс реабилитации, она делает это редко. Рабочая группа настоятельно призвала почаще давать облегченные приговоры, чтобы в тюрьмах было поменьше заключенных.

В докладе не перечислены конкретные преступления, к которым будет или не будет применяться новая политика, хотя очевидно, что такие преступления, как изнасилование, будут исключены. В то же время в нем говорится, что для «незначительных сексуальных преступлений» именно реабилитация является единственным эффективным средством предотвращения рецидивов.

В докладе перечислен ряд критериев для принятия решения о том, следует ли заменить тюремное заключение процессом реабилитации. В целом возможность реабилитация должна рассматриваться для тех, кто нарушил закон впервые, а во всем остальном ведет нормальный образ жизни. Есть два исключения: случаи коррупции и ДТП с летальным исходом. Есть также «исключение из исключения»: суду рекомендуется взвесить возможность реабилитации, если речь идет о наркоманах, которые раз за разом совершают кражи, чтобы достать деньги для покупки наркотиков.

Рекомендуется взвесить и другие факторы — было ли преступление задумано заранее, связано ли оно с миром организованной преступности, есть ли у преступления идеологическая подоплека. Все эти факторы могут свидетельствовать о том, насколько опасен преступник для окружающих. «Акт насилия в ходе ссоры между соседями — совсем не то, что акт насилия на националистической почве», — поясняется в докладе.

Прокуратура также принимает в расчет позицию пострадавшей стороны, как это делается при заключении сделки со следствием.

Несмотря на то, что в докладе говорится, что прокуратура должна полагаться на оценку социальных работников относительно того, будет ли реабилитация успешной, в нем также признается, что подобные оценки представляются лишь в небольшой части случаев и являются обязательными только для подсудимых в возрасте до 21 года. В связи с этим в докладе рекомендуется, если речь идет о коротких сроках, сделать обращение к социальному работнику не исключением, а нормой судопроизводства.

В докладе также отмечается, что обвиняемый, приговоренный к реабилитации, должен иметь право на условно-досрочное освобождение по окончании процесса реабилитации. Если в течение этого периода он нарушит взятые на себя обязательства по реабилитации, он будет подвергнут дополнительному наказанию.

В то же время, в докладе поднят вопрос о том, в какой степени можно положиться на оценки социальных работников. Члены целевой группы отметили, что социальные работники порой бездумно повторяют то, что говорит подсудимый, не утруждая себя проверкой его слов, а иногда норовят уклониться от высказывания оценок.

Два года назад, общественная комиссия, возглавляемая бывшим членом Верховного суда Далией Дорнер, представила свой доклад, правительство приняло рекомендации, но дальше этого дело не пошло. Примерно год назад, член комиссии профессор Газаль-Эйяль представил генеральному прокурору Авихаю Мендельблиту свои соображения относительно его реализации. Это побудило Мандельблита создать целевую группу под председательством заместителя госпрокурора Шломо Лембергера.

Несмотря на то, что кабинет министров принял доклад Дорнер, в конечном итоге решение о том, какой приговор потребовать, принимает прокурор, объясняет профессор Газаль-Эйяль. Он говорит: «Как показывает опыт в Израиле и за рубежом, пока прокуроры на местах не изменят своего подхода, эта альтернатива тюрьме, на самом деле, таковой не являются».

Спустя несколько месяцев, в июне 2017 года, Высший суд справедливости постановил, что помещение, выделяемое заключенным в тюрьме, является маленьким, что противоречит закону, и дал указание правительству увеличить его до трех кв.м. на одного заключенного в течение девяти месяцев и до четырех кв.м. в течение 18 месяцев. Девятимесячный срок истекает в марте. Таким образом, Министерство финансов, Министерство юстиции и Управление тюрем все время ищут пути, которые позволят им выполнить постановление суда. Среди вариантов решения — условно-досрочное освобождение большого числа заключенных, ремонт и расширение тюрем или строительство новых.

Ревиталь Ховель, «ХаАрец», М.Р.
Фотоиллюстрация: тюрьма «Римоним». Фото: Дуду Бахар.


Реклама




Send this to a friend