Профсоюзы ведут себя, как разбойники с большой дороги

Реформа Электрической компании вновь откладывается. Переговоры Биньямина Нетаниягу с Моше Кахлоном не принесли результатов, а проведены они были после того, как премьер заблокировал соглашение о структурных и прочих изменениях в Электрической компании, о которых Кахлон смог договориться с генсеком Гистадрута Ави Нисенкореном.

Одним из условий сделки между Кахлоном и Нисенкореном стал бы отзыв иска в Высший суд справедливости (БАГАЦ): правительство оспорило решение суда по трудовым конфликтам, который подтвердил неограниченное право сотрудников Электрической компании на проведение забастовок.

К сожалению, данное судебное решение тормозит намеченные реформы, наделяет Гистадрут непропорциональной властью и подрывает основы управления и демократии.

Тут можно провести некую аналогию со средневековьем, когда передвижение из одного места в другое было далеко не безопасным — повсюду сновали разбойники, которые могли ограбить.

Если торговцы хотели относительно безопасно следовать из города в город, им приходилось заранее договариваться с главарями, как бы сказали сейчас, «преступных группировок», платить им «транзитные сборы» и надеяться, что в пути никаких дополнительных проблем у них не возникнет. В результате объем торговли был минимальным, цены на сырьевые товары непомерно высоки, а значительная часть населения жила в бедности и нищете.

Право главарей бандформирований взимать пошлины за возможную неприкосновенность торговцев базировалось, понятное дело, не на законах и судебных прецедентах, а на их способности грабить тех же торговцев, если они не получали от них желаемого. Будни израильского правительства напоминают порой будни  средневековых торговцев, зависящих от разбойников с большой дороги.

Правительство заинтересовано снизить издержки, сэкономить трудовые ресурсы, повысить эффективность работы государственных предприятий и уменьшить лежащее на налогоплательщике бремя долгов этих компаний. Подобные намерения были гарантированы электорату, они — одна из причин, по которой правительство получило вотум доверия на выборах. Но когда доходит до дела, появляется некто, угрожающий применить право «вето» на предполагаемые изменения, и требующий взамен щедрой «пошлины». А если ее не выплатят, то правительство, над которым висит дамоклов меч забастовок, не сможет осуществить свои намерения.

Возникает вопрос: есть ли у работодателя обязательство, закрепленное юридически, возмещать своим работникам несостоявшиеся реформы или структурные изменения? И распространяется ли это обязательство на случай, когда работодателем выступает государство?

В принципе, такого обязательства нет, и закон об этом тоже ничего не говорит, и невозможно найти такое определение в правилах, установленных судом по трудовым спорам. Однако на протяжении многих лет это не оговоренное законом обязательство лежит тяжким бременем на государстве.

Раньше работодатель, закрывая один отдел и открывая другой, перемещая сотрудников или увольняя часть из них, был обязан информировать рабочий комитет о готовящихся изменениях и выслушать ответ. Однако позднее было установлено, что недостаточно просто информировать, а необходимо убедиться в том, что рабком принимает эти изменения. Честно говоря, это весьма проблематичное условие. Однако так решили суды по трудовым конфликтам.

В последнее десятилетие судебные решения становились все более агрессивны в отношении к государству, выступающему работодателем. В 2011 году суд постановил, в ситуации с «Железными дорогами Израиля» суд постановил, что «работодатель обязан обсуждать последствия структурных изменений для рабочих». Фактически это значит, что если работодатель избегает переговоров, это может стать обоснованной причиной для забастовки. Правда, в 2013 году суд разъяснил свою позицию в прецедентном решении в отношении портов, определив, что нет и не было никаких обязательств по компенсациям работникам за структурные изменения — кроме обязанности поставить их в известность об этом и обсудить грядущие перемены. Суд повторил то же постановление и по поводу реформы Электрической компании, в 2014 году. Однако после очередного витка конфликта летом 2017 года, когда сотрудники Электрической компании приостановили расчеты с поставщиками и воздержались от сбора взносов от клиентов, суд вернулся вновь к своему решению от 2011 года.

Хотя нет четкого определения, будто работникам обязаны компенсировать последствия реформ, кроме выплаты выходного пособия — на практике обязательство консультироваться с сотрудниками так, как это их «душе угодно», дает Гистадруту право на забастовку. Это — удар, против которого выстоять невозможно, особенно если речь идет о поставщиках электроэнергии, портах или правительственных структурах — например, Налоговом управлении. Так профсоюзные комитеты могут накладывать «вето» на структурные изменения, которые государство инициирует, и вымогать у него дополнительные средства, прибегая к забастовке или угрожая ею. Эти «пошлины», которые требует профсоюз, зачастую ставят под сомнение целесообразность реформ и заставляют правительство отказаться от своих намерений.

Способен ли Высший суд справедливости изменить ситуацию? Если нет — это должен сделать кнессет.

Михаэль Сарель, Алон Туваль, TheMarker М.К. Фото: Томер Аппельбаум

(доктор Сарель – глава экономического форума, ранее – главный экономист Минфина; Туваль – гендиректор Движения за свободу в сфере занятости)


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend