Профессор Семен КРИЧАК: «Бурю в Москве можно было предвидеть. Проблема — в методах предсказания погоды»

О том, что 29 мая над Москвой пронесется ураган, можно было узнать заранее. Об этом заявил «Деталям» известный израильский климатолог, эмерит-профессор Тель-Авивского Университета Семен Кричак.

— Семен Оскарович, насколько уникально было то, что мы видели в минувший понедельник в Москве? Или ветер такой силы можно было предсказать?

— Скажем так: подобное случается редко, но случается. За последние годы нечто подобное уже 3-4 раза происходило в России в разных местах.

На мой взгляд, где бы подобное ни происходило – в России, Израиле или Европе – все это является результатом того, что в Атлантике возникают тайфуны или просто интенсивные циклоны, которые набирают огромное количество влаги, и эта влага тем или иным образом попадает в средние широты. Она может попасть и к нам, и иногда в Россию, и вот вам результат. 29 мая как раз в Атлантике наблюдались такие явления, что привело к большим проблемам с погодой в Америке, и это очень быстро добралось и до куда более дальних областей.

По всей видимости, случившееся в Москве объясняется неким действительно крайне редким наложением целого ряда факторов. Уже сейчас можно с достаточной уверенностью говорить, что это был интенсивный холодный фронт, ставший одним из следствий развития экстремально интенсивной системы в западной части Атлантического океана. Это, в свою очередь, вероятно, вызвало формирование атмосферной реки в Атлантике в которой в средние широты попало большое количество влажного воздуха из тропиков.

Роль выбросов тропическиx воздушных масс и атмосферных рек в частности в развитии интенсивных синоптических процессов в Европе к настоящему времени изучена недостаточно, хотя работы в этом направлении уже ведутся в том числе и мной в Израиле. Тем не менее, вполне можно было предположить возможность развития процесса подобной интенсивности в каком–либо из районов Европы. Но вероятность того что это произойдет именно в Москве и Санкт-Петербурге, была, несомненно, очень мала.

— Можно ли это было предсказать?

— Думаю, что да. Проблема заключается в том, что современные методы предсказания погоды рассчитаны на обычный ход событий, они «не замечают» аномалий. Но если бы методика была иной, если бы синоптики мыслили нестандартно, то они бы, вне сомнения, смогли бы это предсказать, и тогда, возможно, жертв было меньше.

— Насколько вероятно повторение подобных событий в Москве в будущем? И с какой степенью вероятности это может произойти у нас, в Израиле?

— На днях я делал в Тель-авивском университете доклад, посвященный анализу климатических прогнозов, которые делались в совсем недавнем прошлом. В Средиземноморье все климатические модели, выстроенные в начале 21-ого века на 2000-15 гг., предсказывали в связи с глобальным изменением климата повышение температур и уменьшение осадков. И вот сейчас мы получили возможность проверить, насколько же верны наши предсказания, а значит, и знания о природе климатических процессов.

Так вот, если прогнозы, касающиеся Восточного Средиземноморья, то есть нашего региона, оказались достаточно близки к реальности, то прогнозы по Западному и Центральному Средиземноморью оказались весьма далеки от реального хода событий. Осадков там выпало намного больше, чем ожидалось. И так как в части регионов предсказания себя оправдали, а в части нет, то возникает вопрос о том, чего же мы пока не знаем и чего не учитываем при составлении прогнозов? По моим оценкам,


ошибка в прогнозах связана с тем, что влияние и тропических широт, и ряда природных процессов оказалось намного более интенсивным, чем предполагалось. На многие вопросы мы знаем ответы только частично. И, что самое главное, мы до сих пор не в состоянии следить за тем, что же на самом деле приходит в глубинах мирового океана. А именно эти процессы, по большому счету, формируют климат.


— Так все-таки, возможно ли повторение чего-то подобного в  наших краях, когда ветер начнет ломать деревья и вздымать ввысь машины?

— В мае — практически невозможно. Тут проявляется некая специфика нашего региона, из-за которой в конце мая никакие циклоны до нас уже точно не доходят.

А вот в декабре-январе такое возможно. Более того: подобные случаи мощного выпадения осадков и сильных ветров уже бывали и на нашей памяти. Скажем, 3-4 декабря 2001 года у нас за одну ночь выпало почти треть годовой нормы осадков. А вспомните зимнюю бурю 2013 года. Машины тогда ветер, возможно, не переворачивал, но вот деревьев повалил немало, и вывески тоже летали.

Так что возможно все. Земля, как известно, круглая, и погоде легко перебираться из одного района в другой. Но, повторю, если синоптики учитывали бы все факторы, происходящие в атмосфере планеты и возможность их влияния на самые отдаленные области, то такие, кажущиеся аномальными явления, можно было бы предсказывать и предупреждать о них население. Но для этого нужно менять в первую очередь привычный ход мышления метеорологов.

Петр Люкимсон, «Детали». Фото предоставлено Шимоном Крипчаком

Размер шрифта

A A A

Реклама