Атака Сирии или атака Ирана

Приписанная Израилю атака в Сирии стала нежелательным тестом для иранской верхушки. Иранские СМИ прилагают все усилия, чтобы изобразить эту атаку второстепенным событием. По крайней мере, на данном этапе Иран не заинтересован превратить авианалет в стратегический тест, способный привести к прямой конфронтации с Израилем.

Что именно атаковали в Сирии? Судя по иранским СМИ, никакая иранская база возле Дамаска не подверглась атаке. Разве что «оружейный склад сирийской армии» на ее базе. Вместе с тем, в более подробном сообщении турецкого новостного агентства «Андол», был атакован не только оружейный склад, но военная база, где, помимо сирийских солдат, также расположен завод по производству боеприпасов. По иранским и сирийским сообщениям, сирийские ПВО сбили израильские ракеты класса «земля-земля», выпущенные из района Тель-Фарес на Голанских высотах. Параллельно израильские истребители, находившиеся в небе над Ливаном, атаковали сирийские цели ракетами «воздух-земля».

Иранские СМИ делают все, чтобы минимизировать калибр атаки в Сирии и, самое главное, сделать вид, что все это не имеет к ним никакого отношения. Если израильский министр обороны Авигдор Либерман публично заявляет, что в Сирии нет иранских войск,  с чего бы Иран стал это отрицать? По сирийским сообщениям, атака была в районе Аль-Кисва, южнее Дамаска. Если это так, речь идет о сирийской базе, где находятся боевики «Хизбаллы» и проиранские милиции.

Вопреки заявлениям Либермана, иранская оппозиция подробно сообщила о местонахождении иранских баз в Сирии, и о количестве иранских и проиранских воинских соединений. По оценке оппозиции, речь идет о 70 000 бойцов, включая «стражей исламской революции», мобилизованных афганцев, превращенных в милицию, боевиков «Хизбаллы» и других иностранных добровольцев. Военные инвестиции Ирана в Сирии, еще до начала кризиса в 2011 году, показывают, что он не собирается отказаться от появившейся у него стратегической возможности и намерен закрепиться в Сирии самостоятельно, а не только при помощи режима Асада.

У Ирана есть краткосрочные и долгосрочные цели в Сирии. Продолжительность первых зависит от политического урегулирования, а их суть в том, чтобы по-прежнему сохранять военное присутствие в стране под предлогом, что Иран — неотделимая часть сил, контролирующих зоны безопасности. В этом, говорит Иран, его положение ничем не может отличаться от статуса Турции или России. В отличие от Турции и США, у Ирана есть сирийское «свидетельство кашрута», выданное сирийским режимом в форме «приглашения» тем, кто помогает его сохранить. До тех пор, пока это приглашение остается в силе, присутствие Ирана будет считаться законным. Подкрепление этого Иран получил 1 декабря на конференции в Риме под названием «Ближневосточные дебаты», где российский министр иностранных дел Сергей Лавров призвал все государства, не приглашенные в Сирию, покинуть ее территорию. Слова Лаврова предназначались для американцев. В то же время русских и иранцев приглашают остаться.

В долгосрочном плане Иран принимает участие в политическом процессе под руководством России и соглашениях по поводу зон безопасности. Любой вариант урегулирования, который будет предложен режиму, оппозиции и мятежникам, должен быть завизирован Тегераном.

Впервые со времен исламской революции Иран участвует в международных политических процессах, призванных разрешить кризисы на Ближнем Востоке — такой статус он получил в результате подписания ядерного соглашения. Иран может внести большой вклад в прекращение войны в Йемене и повлиять на внешнюю политику Ирака. Посему можно предположить, что он предпочтет сохранить этот новый стратегический статус, не подвергая его опасности прямого вооруженного столкновения с Израилем — до тех пор, пока он может заявлять, что атаки в Сирии не причиняют никакого вреда иранским соединениям и базам.

Такой статус усиливает положение Ирана против ее противника Саудовской Аравии, оставшейся с неудачными попытками решать региональные конфликты. Саудовская Аравия осталась в стороне от урегулирования в Сирии; у начатой королем войны в Йемене не видно конца; да и устроеннный им кризис в Ливане не принес королевству никаиких плодов.

Но не только Иран размышляет над ответной реакцией. В прошлом Россия уже дала понять Израилю, где проходит красная черта, за которой он не сможет располагать военной свободой действий в Сирии. Если сообщения верны, Россия сочтет последнюю атаку пересечением красной черты, поскольку близость к Дамаску и удар по сирийской военной базе могут быть восприняты, как расширение израильского фронта. Если в прошлом казалось, что Россия закрывала глаза на атаку оружейных конвоев для «Хизбаллы» или реакцию Израиля на обстрел с сирийской территории, то сейчас Россия может приструнить Израиль вплоть до угрозы воздушного столкновения. Так же, как она угрожала турецким и американским ВВС, которые действовали в Сирии без согласования с ней. В эти дни Россия занята завершением политического процесса и даже заявила, что военные действия окончены.

Дополнительный раунд переговоров в Астане, столице Казахстана, может состояться в конце декабря, после чего ожидается проведение саммита в Женеве. Россия, сумевшая добиться частичного прекращения огня в Сирии и делающая все для полного прекращения огня, не нуждается сейчас в новом фронте военных действий между Сирией и Израилем.

Цви Барэль, «ХаАрец», Р.Р.
Фотоиллюстрация: Илан Асаяг.

 


Размер шрифта

A A A

Реклама