Президента Израиля наделили новыми полномочиями

Адвокат Зеэв Фарбер в интервью «Деталям» усомнился в том, что новый закон, расширяющий полномочия президента, будет широко применяться на практике. Критерии для новых решений тоже пока не очень ясны.

Кнессет во втором и третьем чтении утвердил законопроект, дающий президенту Израиля право помилования адвокатов, аудиторов, социальных работников и медиков, совершивших дисциплинарные правонарушения. Глава государства сможет, при желании, сократить срок отстранения от работы проштрафившихся специалистов, к которому их приговорил суд.

— Работа по некоторым профессиям — например, аудитора, адвоката и другим — имеет определенные ограничения: их деятельность должна быть лицензирована, а кроме того, тут есть дисциплинарное судопроизводство, — поясняет адвокат Зеэв Фарбер. — Соответственно, иногда внутренний суд признает специалиста виновным в совершении какого-либо правонарушения. Если оно признано достаточно серьезным, то адвоката, например, могут исключить из членов коллегии, лишить лицензии. А новый закон позволяет президенту его помиловать. Президент ведь может помиловать и сократить срок наказания тому, кто осужден за уголовные преступления. Теперь его полномочия будут распространяться и на дисциплинарные правонарушения.

Но мне, честно говоря, не очень понятно, в чем смысл этого закона. Помилование – это акт милосердия в ситуации, когда человек отбыл большую часть наказания и раскаялся, то есть уже нет смысла дальше держать его в тюрьме. А дисциплинарные наказания, как правило, применяются в профессиях, которые требуют высокой степени доверия. То есть, запрещая адвокату в течение определенного времени заниматься профессиональной деятельностью, ему таким образом выражают недоверие. Трудно представить, что именно должно стать условием и поводом для отмены такого ограничения.

— Однако дисциплинарное взыскание для адвоката не всегда предполагает исключение его из коллегии — это, все же, крайняя мера. Дисциплинарное ограничение может составлять, скажем, 12 месяцев. Это, конечно, удар по доходам, но это означает, что специалист такое наказание заслужил. Президент сможет воспользоваться своими новыми полномочиями и в подобных случаях тоже?

— Да. Он может сократить срок временного лишения лицензии, или полностью «скостить срок». Пока трудно представить, при каких условиях он прибегнет к использованию этих полномочий. Я думаю, что таких случаев будет мизерное количество, если они будут вообще.

— Часто ли адвокатов за те или иные нарушения отстраняют от работы на какой-то срок или лишают лицензии?

— К сожалению, довольно часто. Следует учесть, что и число адвокатов в последние годы выросло. На сайте коллегии адвокатов опубликован список тех, кто временно или постоянно лишен права заниматься адвокатской деятельностью. Так что для многих этот закон весьма актуален.

При этом, если адвокат временно лишен членства в адвокатской коллегии, но продолжает практиковать, он, таким образом, совершает и новое дисциплинарное нарушение, и уголовное преступление.

Зачастую адвокат держит у себя деньги клиентов, иногда это крупные суммы. Например, при продаже недвижимости стороны договариваются о том, что определенная сумма останется у адвоката, как у доверенного лица, и будет передана второму лицу на определенных условиях. Если адвокат начинает пользоваться этими деньгами, то это — серьезное дисциплинарное нарушение. Только серьезные нарушения ведут к отзыву лицензий адвокатов, аудиторов и других специалистов.

Дисциплинарные наказания могут быть разными, и лишение лицензии – действительно, крайняя мера. На заседании Кнессета говорилось о 28 лицензируемых профессиях, и все они подразумевают определенную степень доверия к человеку. Если окажется, что на него нельзя полагаться, то возникает вопрос: а разве президентское помилование вернет ему доверие? Восстановит его репутацию?

— Кроме того, подача просьбы о помиловании и рассмотрение ее у президента — это весьма длительный процесс. Может быть, специалисту, которому лишь на несколько месяцев приостановили действие лицензии, проще просто подождать?

— Скорее всего, так и есть. При лишении лицензии это более актуально. Кроме того, президент, как правило, консультируется с министерством юстиции, с другими специалистами, перед принятием своего решения. Может быть, в каких-то редких, исключительных случаях, о которых я сейчас не могу догадаться, помилование президента будет актуальным. Мне пока трудно себе это представить.

Олег Линский, «Детали». Фото: Оливьер Фитоуси

Размер шрифта

A A A

Реклама