Президент Израиля объяснил европейцам, куда им идти

Ривлин в Брюсселе очень вежливо, но предельно жестко ответил на претензии европейцев к Израилю. Он заранее знал, что выступать придется перед аудиторией, настроенной если не враждебно, то уж точно недружелюбно. А потому не стал конкурировать с Абу-Мазеном в попытках «завоевать место на телеканалах»: оставив оппоненту, к тому же выступавшему после, все возможности для эпатажа, Ривлин заранее предупредил: толку от нее не будет, аплодисменты окажутся единственной наградой и палестинскому раису, и тем европейским лидерам, которые за ним пойдут.

Реувен Ривлин сказал: «С какой стороны ни посмотри, в нашем прошлом, в настоящем и в нашем будущем мы, Израиль и Европа, связаны друг с другом, и эти связи не разорвать. Как человечество не могло бы существовать без Европы, так и Европа не могла быть тем, что она есть, без еврейского народа. Наши общие интересы, и более того — общие ценности, описывают наше прошлое и диктуют нам наше будущее.

Я чувствую, что обильная критика, которой подвергают Израиль в Европе, проистекает, в том числе, от недостаточного понимания. А также от недостатка терпения, которое и в Израиле растет, есть те, кто начинает сердиться, разочаровываться в европейцах из-за несправедливой, как они считают, критики, иногда даже подверженной двойным стандартам.

Израиль призван, в первую очередь, оставаться национальным домом и надежным убежищем для еврейского народа. Уважьте мнению израильтян, даже когда оно отличается от вашего, проявите уважение к суверенитету Израиля, и к демократическим процессам принятия решений. Уважайте намерение и готовность Израиля защищать своих граждан — для нас ничто не свято более, чем этот завет.

Я говорю с вами сегодня от лица граждан Израиля — дедушек и бабушек, матерей и отцов, которые хотят положить конец кровопролитию, в котором замешана и кровь наших любимых, наших сыновей и дочерей. Я обращаюсь к вам от имени молодых людей, которые хотят жить в своей стране, а не умирать за Родину. Я говорю от имени нации, которая ненавидит войну и мечтает о жизни и мире.

С 93-го года, когда были подписаны Соглашения Осло, избираемое народом израильское руководство поддерживает концепцию двух государств для двух народов. Кнессет утвердит все планы государственного урегулирования, которые будут представлены ему правительством. Но на протяжении сменяющих друг друга лет, провалы на переговорах, один за другим, несли за собой новые волны насилия и смертоносного террора. Кажется, что предположение об «отсутствии доброй воли сторон» не только ошибочно, но еще и игнорирует причины, возможности и реальную ситуацию на местах, способные сорвать любую попытку переговоров о постоянном урегулировании».

«К сожалению, сегодня нет условий, которые бы позволили достичь постоянного урегулирования между израильтянами и палестинцами. Основной характеристикой отношений между нами является взаимное недоверие, на всех уровнях, как руководства, так и народов. Французская инициатива, которая только в последние дни достигла институтов Европейского Союза, страдает от тех же самых базовых недостатков: попытка вернуться к переговорам ради самих переговоров не только не приближает нас к реальным желаемым решениям, она отдаляет нас от них. Стремление к постоянному урегулированию сегодня обернется чередой поражений, это известно заранее, это лишь еще глубже ввергнет обе стороны в пропасть отчаяния. Если международное сообщество действительно хочет быть конструктивным игроком, следует отвлечься от усилий по организации переговоров ради переговоров, и переключить усилия на выстраивание доверительных отношений между сторонами, создание условий для успеха таких переговоров в будущем. В нынешних условиях мы все призваны спросить самих себя — что можно сделать сегодня, а не что нельзя. И сделать то, что можно. Если Европы рассчитывает быть конструктивным участником приближения будущего соглашения, то ее руководству следует сосредоточить сейчас усилия на выстраивании терпимости и перманентности доверительных отношений. Не через отказ от инвестиций — а через инвестиции, не путем бойкота, но дорогой сотрудничества».

Так спокойно европейцев на место не ставили уже давно. Конечно, прагматичные истины не захватывают экран так широко, как заявления в духе «ближневосточного Жириновского»: фрагментами выступление Абу-Мазена напоминало истерику, а другими — шантаж. Самое яркое обвинение прозвучало в адрес раввинов, которые, якобы, задумали отравить водные источники, чтобы убить палестинцев. И неважен ответ главного раввина Израиля Давида Лау, который напомнил, что раввины почитают человеческую жизнь высшей ценностью, и призвал религиозных лидеров Палестинской автономии добиться прекращения подстрекательства — куда более показательно, что Абу-Мазен решил, что даже подобные, первобытные в своей дикости, обвинения можно сегодня европейцам скормить. И скормил, судя по «бурным, продолжительным аплодисментам».

Еще важнее отсутствие реакции евро-парламентариев на слова лидера ООП: «Мы против международного террора, и чтобы террор против вас сошел на нет, вы должны положить конец израильской оккупации». Это — шантаж. То, что Абу-Мазен может позволить себе безнаказанно даже произносить подобное, говорит лишь о глубинах антисемитских настроений, в которые погружается сегодня Европа. Ненависть к евреям трансформировала лишь формы реализации старых планов: уничтожить Израиль физически и извне невозможно, но почему бы не добиваться такого мирного соглашения (на основе Саудовской инициативы или без оной), при котором социальная, экономическая, военная и демографическая системы в стране рухнут сразу и одновременно?

Превентивный ответ Ривлина, если его сократить, звучал очень просто: этого не будет, не тратьте понапрасну силы. Напомним, что для переговоров нужно, как минимум, стабильное и эффективное руководство по ту сторону стола, тогда как сегодня Рамалла правит лишь на Западном берегу, но не в Газе, Реувен Ривлин перечислил четыре условия для выстраивания доверительных отношений. Первое, нужно мобилизовать умеренные силы региона, во главе с Иорданией и Египтом, для предотвращения военного вмешательства извне, искоренения экстремизма и укрепления региональной стабильности. Второе — развитие палестинской экономики и инфраструктуры в Газе , Иудее и Самарии. Нужно восстановить сектор, нужно положить конец трагедии, в которой террористическая организация держит в заложниках полтора миллиона ее жителей. Третье. Нужны инвестиции в совместные предприятия, которые служили бы совместным интересам. И, наконец — образование. Нужно учить сердца, по обе стороны, дружелюбному и уважительному отношению.

Я верю в способности двух народов жить в соседстве, по очень простой причине: у нас нет выбора. Ради жизни, мы уже направляем большую часть наших усилий на то, чего можно сегодня добиться, а не на то, чего нельзя достичь — на благо нашего будущего и будущего наших детей.

Маленькие шаги создают большую реальность, помогите нам сделать эти шаги вперед, и идите вместе с нами», — сказал президент Израиля европейцам. Едва ли они прислушаются, но посыл Израиля, по крайней мере, им теперь более чем понятен.

Эмиль Шлеймович, «Детали»

Размер шрифта

A A A

Реклама