Фото: Jorge Cabrera, REUTERS

Наш сукин сын

Следуя известному высказыванию Рузвельта «Он, может, и сукин сын, но он – наш сукин сын», можно сказать, что президент Гондураса Хуан Орландо Эрнандес определенно и явно наш сукин сын.

Эрнандес, выпускник курса при Центре содействия и международного сотрудничества  израильского МИДа, примет участие в церемонии зажигания факелов в День независимости. Может быть, для того, чтобы проложить Нетаниягу дорогу на церемонию, а, может, как прояснила министр культуры Мири Регев, «увеличение добра в мире – это цель нашего государства, Государства Израиль».

Так или иначе, Эрнандес – очень подходящая физиономия для этой церемонии. У Израиля под руководством Нетаниягу нет во всем мире более подходящего друга, чем Эрнандес. Важно, чтобы граждане Израиля поинтересовались его послужным списком. Оказывается, что для Нетаниягу он (как и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан) – достойная модель для подражания в своих попытках стать авторитарным правителем с символическим и выхолощенным демократическим режимом.

Судя по публикации в «Нью-Йорк таймс», Эрнандес изменил законодательство, чтобы гарантировать себе переизбрание. Пересчет голосов н прошлогодних выборах был настолько подозрительным, что международные наблюдатели призвали ко вторичному проведению выборов, и второй срок нахождения Эрнандеса у власти является противозаконным. В ночь выборов, после подсчета 60 процентов голосов, Центризберком заявил, что Эрнандес отстает от соперника на 5 процентов и, с математической точки зрения, не сможет сократить разрыв. Сразу после этого была отложена публикация всех уточняющих данных. А когда через несколько часов ее возобновили, оказалось, что Эрнандес лидирует. Тем не менее, на всякий случай, он объявил чрезвычайное положение и ввел военный режим.

«Таймс» и «Гардиан» поведали, что Эрнандес пошел на что угодно, только  бы сохранить власть: подкуп, противозаконные изменения в конституции, документированные связи с наркобаронами, атаки свободных СМИ, запрет мирного протеста, беспрерывные нарушения прав человека силами безопасности и даже подозрение в санкционировании политических убийств.

Вполне может быть, что чета Нетаниягу обожает подобную фигуру, особенно – мадам Нетаниягу, как леди Макбет (против колеблющегося короля Макбета) и королева Изевель (против депрессивного короля Ахава), недовольная теми способами, которыми готов воспользоваться ее муж, чтобы остаться у власти.

Может и подлиза-Регев, которая связала свою политическую судьбу с Нетаниягу, надеется чему-то научиться у Эрнандеса, который вроде бы не страдает от хронического синусита и не нуждается ни в каком Беннете, чтобы быть мужчиной.

Честно говоря, если Эрнандес – выпускник курса МИДа и принимает участие в церемонии в День независимости, он, может, годится также на замену Нетаниягу. Лучше не придумаешь. Чего стоит Богом забытый Гондурас по сравнению с Израилем, где у Хуана Орландо Эрнандеса будет гораздо больше возможностей продемонстрировать свои впечатляющие таланты.

Рогель Альпер, «ХаАрец», Р.Р.

На фото: президент Гондураса Хуан Эрнандес. Фото: Jorge Cabrera, REUTERS 


Реклама





Send this to a friend