Преступность в киберпространстве

Насколько экономическая преступность распространена в мире частного предпринимательства? Под экономической преступностью мы имеем в виду кибератаки против компаний – мошенничество с имуществом и активами, фальсификацию счетов, квитанций и прочей финансовой документации, дача взяток с целью заполучить выгодную сделку, уход от налогообложения и т.п.

Недавно аудиторская фирма PwC опубликовала отчет о глобальном исследовании состояния экономической преступности в 2018 году. В исследовании участвовали 7200 генеральных директоров и других руководителей крупнейших компаний из разных сфер производства товаров и услуг из 123 стран мира

Впервые в исследовании приняли участие на анонимной основе более 60 ведущих израильских предпринимателей – клиенты PwC в банковском и страховом бизнесе, а также в хай-тек.

Согласно отчету PwC, 49 процентов респондентов признались, что в последние два года их компания стала жертвой экономической преступности. В исследовании 2016 года такой ответ дали 36 процентов.

В PwC объясняют это увеличение так: во-первых, к исследованию привлечено большее количество топ-менеджеров; во-вторых, в бизнес-кругах существенно выросла осведомленность о признаках, отличительных чертах и видах экономической преступности.

В последние 2 года компании стали выделять больше средств на борьбу с ней. Об этом сообщили 42 процента респондентов.

Ситуация в противодействии экономической преступности в Израиле лучше, чем во многих других странах. Правда, неизвестно, какой она была раньше. 36% израильских участников исследования утверждают, что в последние 2 года их фирмы стали жертвами мошенников.

Самые распространенные виды такой преступности в Израиле (как и в целом в мире) – мошенничество с собственностью (с активами) компании и кибератаки.

На вопрос^ «Какого рода преступления оказали самое большое влияние на вашу компанию?» большинство израильских топ-менеджеров ответили: взяточничество, коррупция и кибератаки.

Треть израильских респондентов оценили ущерб, нанесенный их фирмам экономическими преступлениями, в 50-100 тысяч долларов; столько же участников – в сумму от 100 тысяч до миллиона; три человека – в сумму от 50 до 100 млн долларов.

Отдельный раздел исследования был посвящен сбору данных о кибератаках, которые стали одной из острейших проблем мировой экономики. В 2017 году из Великобритании распространился компьютерный вирус, который поразил сети частных и правительственных компаний, учреждений и ведомств в 100 странах.

У хакеров было единственное требование – чтобы им выплатили выкуп за прекращение кибератаки в биткоинах, что понятно: отследить переводы и движение этой виртуальной валюты практически невозможно.

В 2017-ом кибернападению подверглись две крупные больницы в Израиле. Но, как говорят в Управлении киберобороны страны, эти атаки удалось отразить, больницы продолжали действовать в обычном режиме.

Крайне популярным у киберпреступников стал фишинг («выуживание»). Мошенники взламывают локальную сеть, получают доступ к паролям и к прочим конфиденциальным данным, а потом требуют выкуп за прекращение нападения. 33% израильских участников исследования сообщили, что их фирма как минимум один раз идентифицировала попытку фишинга во внутренних сетях.

На втором месте по распространенности в Израиле – внедрение в компьютерные сети вирусов и прочего вредоносного программного обеспечения (18%).

В глобальном же масштабе внедрение вредоносного программного обеспечения на первом месте (о таких преступлениях сообщили 36% респондентов), а фишинг на втором (3%).

42% израильских участников сказали, что с высокой долей вероятности уведомят о попытках совершения кибератак против их фирм компетентные органы государства. Результат глобального опроса – 28 процентов.

А вот еще весьма показательная цифра. В целом в мире топ-менеджеры докладывают советам директоров о 90% попыток кибератак . В Израиле же – только о 62%.

По опросу, 25% топ-менеджеров в мире признали, что их компаниям предложили дать взятки за получение выгодных контрактов в зарубежных странах. Почти столько же топ-менеджеров уверены, что, отказавшись дать взятку, их компании потеряли выгоднейшие возможности, поскольку конкуренты как раз дали взятку.

Эфрат Нойман, The Marker
Д.Н. Фотоиллюстрация: Pixabay

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend