Педофилы не должны работать с детьми

Кнессет утвердил в предварительном чтении законопроект, призванный оградить детей от тех взрослых, которых обвинили или хотя бы заподозрили в преступлениях на сексуальной почве. Этих людей лишат возможности работать в учебно-воспитательных учреждениях.

Поданный законопроект, на самом деле — поправка к уже существующему закону. Но поправка серьезная. Ее внесли Мики Розенталь (Сионистский лагерь), Давид Битан (Ликуд) и Ализа Лави (Еш атид), которая и рассказала «Деталям» о «черных списках» маньяков и педофилов.

— К сожалению, в Израиле такого списка нет, — сказала Ализа Лави. — Хотя за границей они существуют, и доступ к этой информации имеют все граждане, а не только директора школ и других учреждений. В США человек при переезде в другой штат или город может зайти на специальный сайт и узнать, кто живет с ним по соседству. Там будет сказано, что на соседней улице живет, например, педофил, отсидевший свой срок в тюрьме. Имя этого преступника известно всем. А у нас такого, увы, нет.

— В таком случае, как же директора школ, клубов и детских садов смогут понять, взять на работу данного соискателя или нет?

— Наш закон предполагает переложить всю ответственность за это на полицию. В тот  момент, когда открывается дело по подозрению кого-либо в преступлениях на сексуальной почве, полиция должна немедленно сообщить об этом в школу, в летний лагерь для детей, в любое учебное заведение страны.

— Но ведь это пока не обвиняемый, а лишь подозреваемый! Вдруг его вина не будет доказана, а репутация уже безвозвратно пострадает? Такой человек может подать в суд и на полицию, и на работодателя, который не принял его на работу — поскольку причиненный ему материальный ущерб будет очевиден.

— Вы правы. Этот законопроект пока явно превышает нормы. Однако действительность настолько тяжела, что явно требует ужесточения мер. В последние годы совершено столько преступлений на сексуальной почве! А ныне действующие законы, призванные помешать этому, на практике не выполнялись. Пусть боятся! Пусть директора школ проверяют, как следует, кого они берут на работу! Этот закон — как колокольный звон! Но я понимаю и то, на что вы указали — все верно, и я думаю, что наш закон до его окончательного принятия еще будет отредактирован.

— По вашему закону удастся отследить только самых «свежих» преступников — по мере открытия дел. А как быть с редивистами?

— Наш закон потому и возник, что в последние годы люди, совершившие преступления, продолжают работать, как ни в чем не бывало. Они занимаются той же самой деятельностью практически на тех же самых местах, где совершили преступления. Один из учителей, например, был вновь принят на работу. Хотя каждый директор школы обязан спрашивать у нанимаемого, есть ли у него документ, подтверждающий отсутствие судимостей. Причем, этот документ требуется обновлять каждые четыре года. Но, к сожалению, далеко не все и не всегда требуют предъявить эту справку.

— Если списка преступников не будет — возможно, есть хотя бы список учебных заведений, куда им закрыт вход, потому что там учатся дети. 

— Нет, такого списка тоже нет. Когда закон будет окончательно принят, всем этим должна будет заниматься полиция. Она должна будет создать и пополнять список преступников, предоставляя его целому ряду указанных там заведений.

— Вы сказали, что ситуация тяжела. У вас есть статистика роста подобных преступлений?

— Закон появляется не на пустом месте, а в связи с изменяющейся и пугающей нас действительностью. У меня нет такой статистики, но известно о росте жалоб и обращений в центры помощи для жертв насилия. Очень заметный рост. А статистика должна быть у полиции.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фотоиллюстрация: Рами Шалюш

тэги

Реклама





Send this to a friend