Фото: Osman Orsal, Reuters

Предвыборные сложности Реджепа Эрдогана

24 июня в Турции пройдут президентские выборы. Одним из соперников президента Реджепа Эрдогана стал 54-летний учитель физики Мухаррем Индже — лидер оппозиционной Народно-республиканской партии (СНР).

За очень короткое время Индже превратился в надежду противников Эрдогана, сумел нарушить политические расчеты президента и заставить его попотеть. Все это благодаря способности вести крайне интенсивную предвыборную кампанию, успевать проводить три митинга в день, которые собирают тысячи граждан.

Судя по опросам, у Эрдогана 50 процентов поддержки, у Индже —  25 процентов, и еще 12  процентов — у Мерала Акшенера, председателя «Хорошей партии» (YIY). Есть еще три кандидата, в том числе курдский политик Селахаттин Демирташ, который сидит в тюрьме по обвинению в поддержке террора. Но эти трое — не конкуренты лидерам.

Важный вопрос: сумеет ли Эрдоган получить необходимое большинство (50  процентов плюс один голос) в первом туре, или ему придется соперничать во втором с тем из кандидатов, который соберет больше голосов, чем другие?

Скорее всего, если Эрдоган не победит сразу, его конкурентом во втором туре станет Индже. И тогда Эрдогану придется бороться со всей оппозицией сразу — все партии обязались поддержать любого оппонента, прошедшего во второй тур.

Партия справедливости и развития (ПСР) Эрдогана и Национальная правая партия создали блок с целью противостоять оппозиционному «народному блоку». Да, в президентских выборах шансы у Эрдогана по-прежнему высоки, но не исключено, что неприятный сюрприз ожидает его на досрочных выборах в парламент, которые впервые проводятся в тот же день, 24 июня.

Теоретически, вероятные результаты парламентских выборов могут связать Эрдогану руки. В турецком парламенте 600 мест (увеличено с прежних 550-ти). Чтобы сформировать правительство без необходимости заключать с кем бы то ни было коалиционное соглашение, ПСР необходимо получить 301 мандат. Но чтобы без сопротивления принимать нужные Эрдогану законы и проводить свою политику, ему необходима поддержка 330 депутатов.

А если Эрдоган хочет иметь возможность и в будущем менять конституцию страны по собственному желанию, ему потребуется поддержка, как минимум, 400 депутатов из 600. Зная об этом, оппозиционные партии постараются добиться максимального успеха на парламентских выборах.

Они понимают, что выиграть у Эрдогана в борьбе за президентский пост вряд ли удастся. Как полагает оппозиция, успешными для нее стали бы такие итоги выборов, которые вынудят ПСР сформировать коалиционный кабинет. А абсолютным успехом можно будет считать получение двух третей мест в парламенте. После этого оппозиция смогла бы инициировать внесение в конституцию поправок, которые лишили бы президента слишком широких полномочий и вернули ситуацию к той, что была до реформ Эрдогана.

На выборах 2015 года ПСР получила лишь 40.9  процента голосов и была вынуждена пытаться создать коалицию с соперничающими партиями. Эти попытки провалились – прежде всего из-за нежелания Эрдогана идти хоть на какие-то уступки, и он объявил досрочные выборы. Тогда за ПСР проголосовали уже 49.5  процентов, а потом, благодаря особой системе распределения мандатов, партия Эрдогана получила большинство в парламенте и делала все, что ей заблагорассудится.

В принципе, Эрдоган может повторить этот трюк и объявить о проведении новых выборов, если оппозиционные партии получат большинство в парламенте.

Назначая досрочные выборы, Эрдоган рассчитывал застать оппозицию врасплох, не готовой к борьбе. Так, у недавно созданной «Хорошей партии» было недостаточно мест в парламенте, чтобы зарегистрироваться для участия в выборах. Но ее выручила Республиканская партия — 15 ее депутатов согласованно перешли в «Хорошую» и, таким образом, преграда была устранена.

Именно «Хорошая партия» представляет сейчас серьезную угрозу для Национальной партии, которая заключила союз с ПСР. Прокурдскую партию, которая на предыдущих выборах впервые преодолела электоральный барьер (10  процентов), Эрдоган попытался разгромить, посадив в тюрьму большую часть ее лидеров, в том числе Демирташа. Сделав это, Эрдоган полагает, что курдское меньшинство не представит для ПСР опасности на предстоящих выборах.

Экономическая ситуация в Турции оставляет желать лучшего. Местная лира стремительно обесценивается. Турецкие инвесторы и предприниматели стремятся вывести капиталы из страны, скупают доллары и золото.

Идет борьба между Центральным банком и Эрдоганом. Центробанк повышает ключевую учетную ставку, чтобы заторомозить инфляцию, достигшую 10  процентов. Эрдоган, напротив, требует снижать учетную ставку, чтобы поддержать рост экономики.

В предвыборных выступлениях Эрдоган обещал лично контролировать монетарную политику – иными словами, все-таки снижать учетную ставку. Этот шаг вызовет крайне негативную реакцию инвесторов и международных финансовых институтов.

В начале XXI века Эрдоган обрел широкую популярность и поддержку в Турции именно благодаря тому, что сумел вызволить экономику страны из глубокого кризиса. Но сейчас от «чудотворных» способностей Эрдогана обеспечивать экономический рост мало что осталось.

Цви Барэль, «ХаАрец». Д.Н. Фото: Osman Orsal, Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend