Посол Турции в Израиле провоцирует новый скандал между нашими странами

Зачем турецкому послу в Израиле понадобилось приглашать в свою резиденцию шейха Раеда Салаха? На вопросы «Деталей» ответил профессор-эмерит Бар-Иланского Университета Эфраим Инбар.

Профессор Инбар входит в организацию «Ближневосточный форум», возглавляемую известным американским историком, специалистом по исламу и ближневосточному конфликту Даниэлем Пайпсом. Наш собеседник не верит в то, что турецкий посол Кямаль Окам мог пригласить в гости столь одиозного исламского деятеля, не согласовав это заранее со своим министерством в Анкаре.

Лидер Северного крыла Исламского движения шейх Раед Салах недавно отбывал тюремное заключение за разжигание религиозной розни: он неоднократно подстрекает мусульман «защитить святыни Храмовой горы от посягательств иудеев». Теперь же он в доме посла Турции принял участие в вечерней трапезе Ифтар, наряду со многими другими известными представителями мусульманской общины Израиля. Случилось это несколько дней назад, израильский МИД выразил послу резкий протест, однако Окам критику отверг.

— Турция достаточно четко выразила свою позицию: она поддерживают исламистов, она поддерживает ХАМАС в Газе, как и исламистов в Ливии, она в хороших отношениях с Катаром и критикует режим генерала А-Сиси, отстранившего от власти «Братьев-мусульман». Эрдоган и часть его партии – это просто турецкая версия «Братьев-мусульман», — говорит Эфраим Инбар.

— Можно вспомнить, как международный турецкий государственный телеканал TNT транслировал ролик, представляющий весьма односторонний взгляд на израильско-палестинский конфликт — и тогда израильский МИД тоже не смолчал, обвинив турецкие власти в распространении «лживой палестинской пропаганды». Однако стоит ли нам на столь высоком уровне вообще реагировать на телевизионные ролики?

Профессор Эфраим Инбар

— Я не думаю, что следует комментировать любые высказывания тех или иных турецких деятелей, особенно когда источник незначителен. Вместе с тем, стоит указать, что Турция не должна поддерживать наших врагов. В соглашении между нашими странами, в результате которого были восстановлены дипломатические отношения, включая возврат послов, об этом и говорилось. Именно поэтому Салех аль-Арури, представитель Хамаса в Турции, покинул страну и отправился в Катар. Это относится и к инциденту с Салахом: понятно, что в израильском МИДе были не в восторге от действий посла Окама, и отреагировали соответственно.

— Это так, но разве мы не ожидали, что турецкое руководство во главе с Эрдоганом прекратит нападки на Израиль?

— Мы не можем предотвратить антиизраильские высказывания, когда часть наших друзей в Европе делают тоже самое. Правда, следует отличать критику правительственной политики и высказывания, носящие заведомо антисемитский характер, или на практике являющиеся поддержкой врагов Израиля.

— В израильско-палестинском конфликте Турция считается фактором отрицательным?

— Мы не против, если Турция хочет построить у них промышленную зону, или поставлять гуманитарную помощь в Газу: мы не заинтересованы в том, чтобы наши соседи голодали. Но когда помощь оказывают ХАМАСу – организации, которая по нам стреляет — это становится проблемой.

— Какой вам видится перспектива развития отношений Израиля и Турции в эпоху Эрдогана? Он же, по-видимому, останется надолго…

— Эрдоган – харизматичный лидер, пользующийся значительной поддержкой турецкого избирателя. Мы знаем, кто он, знаем, что он думает об израильтянах и евреях. Поэтому не стоит ждать значительного потепления в отношениях между Израилем и Турцией. Но следует помнить о той важной роли, которую Турция играет на Ближнем Востоке, и держать каналы контактов открытыми.

— Поведение Турции в отношении бойкота Катара противоречит позиции США, хотя следует отметить, что и американцы в последние дни в этом вопросе звучат неоднозначно…

— Турция – союзник Катара, и это не единственный вопрос, по которому у них есть разногласия с США. В том числе, по курдскому вопросу: американцы поддерживают курдские подразделения, сражающиеся с организацией «Исламское государство», но имеющие сирийское происхождение и близкие к ПКК.

Страны должны разрешить эти разногласия, хотя я вижу дополнительный потенциал развития напряженности в их отношениях. Американцы бьют ИГИЛ, в основном, с двух позиций – базы в Катаре и базы в Турции. Потому они стараются действовать осторожно, чтобы не слишком уж обострять отношения с турками.

— Верна ли информация о том, что результатом примирения Израиля и Турции стало сближение Израиля и НАТО? Турция, как известно, входит в Североатлантический альянс…

— Турция прежде блокировала любой вид деятельности, в котором НАТО хотела сотрудничать с Израилем. Было наложено вето даже на академические контакты между исследовательским центром, который я возглавлял, и оборонным колледжем НАТО в Риме. Сейчас вето снято, и контакты Альянса с Израилем стали более интенсивными, это можно только приветствовать.

Олег Линский, «Детали».

Размер шрифта

A A A

Реклама