מאחז חדש סמוך להתנחלות נווה דניאל מאחזים התנחלויות

Поселенцы мечтают о нормальной жизни

Два каравана и коза? Такого уже давно не найти на холмах Самарии. За 50 лет после Шестидневной войны поселенческое движение сменило внешний вид. Временные жилища и караваны сменились красивыми виллами.

В последние годы недостаток земельных участков, длительные бюрократические процессы регистрации и планирования побудили многих искать решение квартирного вопроса за «зеленой чертой». Спрос здесь повысился, новостроек стало меньше, а цены, как и везде, поднялись. Разветвленная система новых автотрасс приблизила поселения к центру страны, и теперь за дом на холме, на высоте 800 м над уровнем моря, могут просить два миллиона шекелей — несмотря на то, что поселок находится в стороне от больших поселенческих жилмассивов.

Поселенческая аристократия те, кто когда-то осваивал эти холмы, может рассказать новому поколению о днях, когда здесь не было электричества и воды; о годах, когда не было дорог и магазинов; о том, что приходилось довольствоваться малым и защищать себя по ночам. О том, что все держалось на энтузиазме. Об условиях, которых не было. Короче, о настоящих первопроходцах. Но они умели мечтать о нормальной жизни. Они называли это «видением миллиона» и думали: «Когда уже приедут эти миллионы? Когда уже мы заживем, как в любом другом месте нашей страны?»

В 1996 году, когда мы переехали в поселение Эли,  его секретарь рассказывал нам о торговом центре, который когда-нибудь здесь появится, о кинотеатре и банкетном зале, которые наверняка когда-нибудь построят. О новых кварталах. О тысячах жителей, которые скоро приедут сюда. Они мечтали.

Кроме кинотеатров, все сбылось. В те годы в Иудее и Самарии проживало около 100 тысяч человек. Сейчас почти полмиллиона. Только поколение отцов-основателей не учло, что эта «нормальность» повысит и требования. Если ты покупаешь дом за большие деньги, то надеешься, что в нем будут вода и электричество, а рядом — транспорт, детские сады и торговые центры.

Поселенческое движение в Иудее и Самарии пока не может обеспечить своим жителям всего этого. Борьба за существование, отсутствие планирования, как результат замораживания развития, взлеты и падения политических партий. Все это создает ситуацию, когда зимой нет электричества, летом воды, а попутка остается самым быстрым, зачастую даже единственным видом транспорта. В детсаду не хватает мест для малышей, школы и сады располагаются в старых домиках —»каравиллах».

Кто-то хочет расширить свое жилье, кто-то хочет достроить еще один дом, кто-то ругается с соседом из-за ремонта, кому-то надоело парковаться далеко от дома. Нормальные требования в ненормальной реальности. «Нормальность» привела за собой многих, готовых бороться за то, чего не хватает. Но очень трудно уговорить этих людей выйти на демонстрацию, когда выселяют жителей маленького поселения. Это тоже, как выясняется, нормально.

В преодолении трудностей рождаются новые силы. Ощущение, что на их плечах лежит национальная миссия, рождает в людях готовность платить высокую цену. Отсутствие нормальной жизни толкает на большие дела, оно поднимает поселки и строит целые общины. Географическая удаленность порождает взаимопомощь, боль и утрата создают сопричастность… Но без той самой пресловутой «нормальности» невозможно привлечь массу людей! Они приедут лишь когда здесь будут созданы человеческие условия, обеспечено высокое качество жизни.

Поселенческое движение в Иудее и Самарии находится сегодня на границе между мечтой о нормальной жизни и пониманием, что у нее есть цена. Между неготовностью платить эту цену и борьбой за существование. Однако нет сомнений в том, что именно «нормальность», со всеми ее претензиями и требованиями к уровню жизни, в итоге победит в этой борьбе за будущее поселенческого движения.

Тамар Асраф, «Либерал». Фото: Эмиль Сальман. На фото: поселок Неве Даниэль


тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама