Портрет в стиле Ретро

«Мы составляли с Хавой одно целое. Все, что у меня есть, было и будет – только благодаря ей. Мы с ней вместе мечтали об одном и том же: получить Пулитцеровскую премию. И не из-за скромного ее денежного эквивалента, а из-за престижа. К сожалению, эта мечта уже никогда не сбудется», — сказал «Деталям» Шмуэль Ройзен (Ретро). Его супруга, Хава (Катя) Ройзен, погибла близ поселения Хават Гильад 16 августа.

«Шмуэль и Хава Ретро» — под таким псевдонимом работали вместе фотографы, супруги Шмуэль и Хава Ройзены. Именно на этот псевдоним был зарегистрирован их общий с женой бизнес, именно под этим псевдонимом они публиковали свои работы были известны сообществу фотографов по всему миру.

Расследование причин трагедии еще не закончено.

— Шмуэль, почему вы с женой взяли псевдоним «Ретро»?

— По многим причинам. И этот стиль нам импонировал, и понятие «ретро» для нас было чем-то из другого мира, в котором были замечательные учителя фотографии, старой школы, у которых учились и я, и Хава. Для меня ретро – это еще и пленочная фотография, я пленочный фотограф, и мне нелегко было перейти на цифровую фотографию, я время от времени и сейчас продолжаю снимать на пленку.

После того, что произошло, мне многие пишут и говорят: «Шмуэль, не останавливайся, продолжай вести страницу в Фейсбуке в память о Хаве, публикуй ее работы». Я вижу, как люди на них откликаются. Когда отмечался Всемирный день фотографа, я опубликовал ее снимок и поздравил коллег с праздником, потому что это и праздник Хавы — и меня поразило, какое количество людей откликнулись. Я не ожидал такого, правда. Как и не ожидал, увидеть на похоронах Хавы так много наших коллег-фотографов, кроме наших соседей по поселению, депутатов кнессета и многих других.

— Как давно вы в Израиле?

— Я с 1994 года, а Хава – с 1992-го. Я из Днепропетровска, она – из Одессы. Поженились мы в 2000-м году на Лаг ба-Омер, и с того дня все время были вместе.

— Как вы вообще встретились?

— Нас познакомили друзья. Сказали мне, что есть обаятельная девушка, внучка адмора (аббревиатура слов адонейну морейну ве-раббейну: «господин, учитель и наставник наш»; как правило, титул хасидских цадиков – прим. «Детали»). Так сложилось к тому же, что она была разведена, и я в разводе. Мне было тогда тридцать лет, ей двадцать три.

— Небольшая разница, казалось бы?

— Разница не в возрасте, а в том, что прошлое мое было связано с бывшим Советским Союзом, я оттуда. В детстве, когда меня спрашивали, кем я хочу быть, я отвечал: либо фотографом, либо первым секретарем обкома партии. А она только краешком зацепила ту жизнь, и слава Богу.

Мы стали работать вдвоем с 2000 года. В течение десяти лет были официальными фотографами ежегодного фестиваля «Рыцари Иерусалима», были официальными фотографами программы Евгения Плющенко «Золотой лед Израиля», снимали чемпионат мира по художественной гимнастике, первенство по дзюдо. Публиковались во многих сайтах и газетах.

У меня в эти дни не идет из головы одна история когда мы фотографировали беспорядки в Хевроне. Я был ранен и попал в больницу. Меня спас араб, он буквально закинул меня в машину и отвез в больницу. И Хаву сбил араб. Вот так. Один спас, а другой сбил насмерть. И у меня потому в голове и в чувствах сейчас полная неразбериха.

Мы с ней выработали особый подход: все, что хотели выразить — снимать через портрет, пусть даже животных. У нас остался незавершенный проект: показать через портреты все религии, существующие в Израиле. Даю вам честное слово, что в память о Хаве я завершу этот проект, во что бы то ни стало.

Марк Котлярский, «Детали»

Фотографии Хавы Ройзен предоставлены Шмуэлем Ройзеном (Ретро)


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend