Полиция должна защищать не Мандельблита, а закон

Полиция обвинила организаторов митинга близ дома Авихая Мандельблита в нарушении порядка. Но всегда ли законны меры, к которым прибегают стражи порядка, стремясь сохранить покой и не допустить нежелательных собраний?

«Полиция часто требует обращаться к ней за разрешением, которое по закону вовсе не требуется, — утверждает адвокат Шарона Элиягу-Хай, сотрудник Ассоциации по правам человека и один из организаторов кампании в Петах-Тикве. — Знайте, что отнюдь не для всех протестных акций нужно обращаться за разрешением в полицию! Кроме того, полиция нередко выдвигает незаконные условия для проведения митингов или демонстраций. Например, обращаться за разрешением в городские органы власти вообще не требуется. Вдобавок, полицейские проводят предупредительные беседы с людьми, которые собираются принять участие в совершенно законной демонстрации. В ходе этих бесед полицейские, например, говорят: «жалко, если у вас потом возникнут проблемы». Иногда даже законные демонстрации в Израиле могут быть разогнаны с применением силы, а их участников могут арестовать или задержать без веских на то оснований. Против них могут выдвигать обвинительные заключения, противоречащие фактам. Используются и другие способы подавления и ограничения в нашей стране права на общественный протест».

Впрочем, организаторы сорокового по счету митинга в Петах-Тикве, близ дома юридического советника правительства Мандельблита, креативно отнеслись к требованию БАГАЦа ограничить число собравшихся на площади Горен 500-ми участников. Сюда и в самом деле в минувшую субботу, 26 августа, пришли лишь около 500 человек, причем неся плакаты с порядковыми номерами; зато еще от 500 до 1500 человек собрались в непосредственной близости от того же места. В итоге полиция заявила о нарушении постановления суда, а организаторы напомнили, что в других местах, за пределами площади Горен, собираться им никто не запрещал. Что до попыток перекрыть дороги — оно если и было предпринято, то по личной инициативу граждан, организаторы акции протеста таких распоряжений не отдавали.

Еще во время слушаний в БАГАЦе стало ясно, что митингующих не устраивает ограничение в 500 человек — слишком мало. Адвокат Авнер Пинчук из Ассоциации по правам человека сказал «Деталям»: «Граждане имеют право протестовать согласно их собственным мнениям и убеждениям. Исключение составляют случаи, когда есть подстрекательство к насилию или расизму. В противном случае, государство не имеет права вмешиваться в процесс».

— Авнер, проясните ситуацию. Очень много сейчас неразберихи, что можно, а что нельзя. Нужны разрешения полиции на такие митинги? Если да, то в каких случаях?

 Существует полицейский устав, который говорит, что нужно разрешение для митинга, в котором участвуют более 50 человек и на котором звучат речи на государственные темы. В Петах-Тикве, как мы знаем, людей собирается намного больше, чем 50. И тогда возникает спор вокруг содержания выступлений. Интерпретация зависит от того, кто поддерживает свободу слова и выражения, а кто нет.

То, что сказали судьи БАГАЦа, означает, что на эту акцию протеста не нужно было получать разрешение полиции. Настоящая проблема в том, что полиция иногда незаконно разгоняет собрания, в которых участвуют 50 или 100 человек, даже если там вообще нет речей. За свою практику я сталкивался со многими такими случаями. Незаконное вмешательство полиции происходит повсеместно. Естественно, потом были суды, которые оправдывали митингующих, ранее арестованных при незаконном разгоне демонстрации.

— Как все же определить, когда поведение полиции можно считать законным, а когда нет?

 Очень трудно дать один общий ответ. Ситуация зависит от каждого отдельного полицейского участка, от решения конкретного командира. К сожалению, каждый полицейский толкует законы по своему разумению и пониманию. Некоторые полицейские участки оговаривают выдачу разрешений на проведение демонстраций целым рядом незаконных требований.

— Например?

 Например, организаторов протеста заставляют подписать документ об уголовной от ответственность за инцидент, если он случится во время акции. Людей запугивают, и это незаконно. Если кто то на митинге начнет подстрекать к беспорядкам, арестуйте его, а не лишайте всех остальных автоматически их права на протест!

Иногда выдвигаются условия по содержанию речей и лозунгов. У полиции нет на это никакого права, но мы с таким часто сталкиваемся. «Это говорить можно, а это нельзя»… Еще они могут потребовать принести разрешение муниципалитета. Это тоже незаконно. Почему протестующие должны этим заниматься? Осуществлять такую координацию должна сама полиция, а она превращает получение разрешения на митинг в тяжелый процесс. Если вы просите разрешение, то для вас это станет настоящей работой на полставки.

Я не говорю о массовых митингах, которые устраивают политические движения с политическими целями. Тогда это другое. Да и бюджет у этих организаций есть. Я говорю о легитимном праве простых граждан выражать своей протест без какой либо бюрократической волокиты, без незаконных условий и без страха лишиться свободы.

Про митинг в ПетахТикве судьи сказали, что это не организованная демонстрация это спонтанный протест граждан, который разросся в размерах. Полиция ошиблась, когда потребовала разрешение. Кто будет это разрешение добывать, Мени Нафтали? Почему? Потому что он вышел протестовать, и к нему со временем присоединилось все больше и больше людей?

Конечно, в законе не предусмотреть всех ситуаций. Потому и важно, чтобы полиция понимала, что ее функция в демократическом государстве — это защита основных гражданских прав, как право голоса и протеста. Понятно, что надо поддерживать порядок, и это зачастую непросто, но митингующих надо охранять, а не разгонять, если митинг проходит мирно.

Анна Стефан, «Детали». Фото: Офер Вакнин


Размер шрифта

A A A

Реклама