Фото: Suhaib Salem, Reuters

Покушение на палестинское «единство»

Кортеж, в котором ехали доктор Рами Хамдалла, премьер-министр ПА и Маджед Фарадж, начальник палестинской разведслужбы, успел проехать по территории сектора Газа всего метров триста. Колонна автомашин направлялась в Бейт-Лахию, где должна была состояться церемония открытия станции по очистке сточных вод, и проехала через КПП Эрез: пересекла его израильскую сторону, затем палестинскую – контролируемую ХАМАСом. Затем грянул взрыв. Хамдалла и Фарадж не пострадали, но семь человек – охранники и сотрудники офиса Хамдаллы – получили легкие ранения. Все они ехали в последней машине, которая и пострадала в результате взрыва.

Лидеры ХАМАСа сразу поспешили заявить: «Это не мы!». Махмуд аз-Захар, один из лидеров этого террористического движения, для пущей убедительности использовал своеобразный довод: «Если бы мы стояли за этим взрывом, то Хамдаллу и Фараджа  пришлось бы собирать по кускам», — сказал Аз-Захар, который не раз высказывался в поддержку терактов смертников на территории Израиля и откровенно поддерживал террор против мирных жителей: «Убивая наших детей, они дали нам право убивать их детей» («Аль-Джазира», 5 января 2009 г).

Кто виноват

Так или иначе, в руководстве ПА обвиняют в произошедшем руководство ХАМАСа. Ведь контроль над тем, что происходит в Газе в сфере безопасности, по-прежнему остается в руках исламистов, несмотря на торжественную церемонию передачи полномочий властям ПА.

Наиболее тщательно контролируются пограничные зоны вблизи КПП Рафиах и «Керем шалом» на юге, а также «Эрез» и «Карни» на севере. Поверить в то, что ХАМАС мог случайно, по ошибке, подпустить неведомых салафитов так близко к «Эрезу», причем как раз в тот день, когда в Газу приехали высокие палестинские гости, невозможно. Хотя слухи о том, что за попыткой покушения стоят джихадистские салафитские группировки, поползли сразу, как только распространилась новость о покушении.

Гораздо вероятнее, что на Маджеда Фараджа – самого сильного на сегодняшний день человека в ПА – охотились представители военного крыла ХАМАСа. Здесь в штыки приняли соглашение о палестинском единстве, подписанном прошлом октябре в Каире, опасаясь, что единство приведет к потере власти и влияния на то, что происходит в Газе.

Исмаил Хания, представитель политического крыла и глава политбюро ХАМАСа, заявил, что все причастные к этому инциденту лица будут задержаны и понесут ответственность. Однако по опыту предыдущих похожих инцидентов вполне возможно, что правды о том, кто и почему заказал убийство Фараджа и Хамдаллы, никто не узнает. Кстати сказать, среди подозреваемых оказался и бывший «сильный человек» Газы – Мухаммад Дахлан, ярый противник Абу-Мазена, ныне обитающий в ОАЭ. А также Израиль (по принципу «кто на этом больше всех выиграет»), и даже сам Абу-Мазен.

Что делать

Пока в ХАМАСе обещают расследовать покушение на двух высоких гостей, в Рамалле собираются принять жесткие меры по отношению к Газе. Мертворожденное соглашение по примирению между ФАТХом и ХАМАСом уверенно катится под откос. Мало кто верил, что за теплыми объятьями и горячими поцелуями в Каире действительно скрывались любовь и взаимопонимание. Да, ХАМАС нуждается, как в воздухе, в международной легитимации и еще больше – в финансовой помощи. Да и ФАТХу на тот момент от единства было никак не уйти – уж очень давили египтяне и даже саудовцы, заинтересованные в скорейшем решении палестинских проблем, с тем, чтобы можно было продолжать интенсивную дружбу с Израилем против Ирана. Однако по сути это соглашение не включало никаких конкретных шагов по устранению конфликта и восстановлению законной власти палестинской администрации в секторе Газа.

Палестинское единство или примирение между ФАТХом и ХАМАСом – это такой местный вид единорога: никто его не видел, но технически никто не говорит, что его не существует.

С тех пор прошло уже полгода, но ситуация остается без изменения: боевики ХАМАСа по-прежнему контролируют сферу безопасности в Газе, Абу-Мазен так и не отменил санкций против режима ХАМАСа, которые болезненно сказываются на экономической ситуации в секторе. Однако взять и разорвать очередной документ о примирении стороны так до сих пор и не решились, несмотря на несколько жестких заявлений с обеих сторон. Причина – и те, и другие боятся испортить и без того сложные отношения с Каиром.

Однако сейчас у Рамаллы появился весьма веский, официальный довод. Чего стоит так называемое «единство», если премьер-министр Хамдалла и глава службы безопасности Фарадж даже и трехсот метров не могут проехать по территории, контролируемой ХАМАСом?! В последние несколько часов египетские посредники тщетно пытаются найти точки соприкосновения между сторонами, чтобы хотя бы сохранить видимость договоренности.

Шаг вперед, два назад

Почему египтяне так боятся того, что Рамалла в одностороннем порядке отменит или заморозит соглашение по примирению, если всем известно, что никакого примирения между ФАТХом и ХАМАСом нет и быть не может?

Хотя бы потому, что пока сохраняется видимость этого несбыточного единства, в Газу поступают хоть какие-то средства, направленные на уменьшение объема гуманитарного кризиса. Так, после долгих лет простоя, была открыта станция по очистке сточных вод. Пока она работает на дорогом и экологически вредном мазуте, однако и это лучше, чем ничего. Ведь без очистки сточных вод шансы на вспышки эпидемий – по обе стороны границы – очень высоки. О загрязнении моря, а также подземных вод в районе Зиким, Ашкелона и даже Ашдода даже говорить не приходится — это уже обыденная реальность.

Пока действует этот договор, Катар может переводить в Газу определенные средства, чтобы в больницах хватало топлива для генераторов, медицинского оборудования для отделений патологии новорожденных и недоношенных детей, и так далее. Разумеется, египтяне прекрасно понимают, что до тех пор, пока ХАМАС находится у власти в Газе, серьезных перемен и структурных изменений здесь не предвидится. Однако в Египте предпочитают пусть даже небольшие и медленные шаги вперед — стремительному и катастрофическому коллапсу.

Если завтра война

Абу-Мазен, чье состояние здоровья в последнее время часто привлекает к себе внимание, прервал свой визит в Иорданию и вернулся в Рамаллу. В ближайшее время станет ясно, как в ФАТХе собираются отреагировать на инцидент в секторе. Среди возможных шагов – полный разрыв или замораживание соглашения о примирении; введение новых санкций против Газы; отказ от предоставления разрешений на въезд палестинцев из Газы в ту часть автономии, которая расположена на Западном берегу, и так далее.

Учитывая, что ситуация в секторе и так вызывает тревогу у всех, кто пристально следит за происходящим там, – включая ЦАХАЛ – нетрудно догадаться, что за очередным витком кризиса может последовать и военное обострение. Если ХАМАС не способен решить вопрос выплаты зарплат, подачи электричества и очистки воды – а это, на сегодняшний день, самая серьезная и неотложная проблема Газы — то центр тяжести вновь может сместиться в сторону руководителей «Изз ад-Дин аль-Кассам», военного крыла ХАМАСа. Там многим уже не терпится испытать новые ракеты, которые пылятся в ангарах (в последние три с половиной года ХАМАС почти не запускал ракет в сторону Израиля) — даже ценой многих смертей гражданских лиц и разрушения инфраструктуры.

Новая власть

Очевидно, что до тех пор, пока ХАМАС будет оставаться у власти в секторе, Газа продолжит быть очагом нестабильности, нищеты и отчаяния. Серьезные инвестиции в экономику сектора невозможны, пока их добрая часть пойдет в казну ХАМАСа – на оплату землекопам, занятым на строительстве тоннелей, и боевикам, подавляющим любое проявление оппозиционных настроений. Строительство портов, аэропортов и искусственных островов – все то, о чем мечтает министр транспорта Исраэль Кац – продолжает оставаться далекой сказкой.

Лишь в теории ХАМАС может полностью изменить свое поведение и отказаться от радикальной исламистской идеологии, которую он разделяет с материнским движением «Братья-мусульмане». На практике же, как только он отказывается от насилия и мечты об исламском халифате, частью которого станет государство Палестина – он перестает быть ХАМАСом.

Поэтому страны, озабоченные сегодня гуманитарной катастрофой в Газе, должны прежде всего сконцентрироваться на политическом решении. Ведь без него не будет и улучшения в сфере экономики. И любой инцидент, будь то попытка покушения на палестинских политиков из Рамаллы или вспышка той или иной болезни, вновь и вновь будет дестабилизировать ситуацию на южной границе Израиля. Лишь появление нового, сильного и прагматичного руководства поможет выходу из этого перманентного кризиса. Страны, спонсирующие ПА, должны оказать давление на Абу-Мазена с тем, чтобы он назначил преемника, но параллельно способствовать и появлению новых политических сил, способных действовать и на Западном берегу, и в Газе во имя своего народа и его благосостояния, а не против него.

Ксения Светлова, депутат кнессета – специально для сайта «Детали». 

Фото: Suhaib Salem, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend