Пока система помощи пожилым приватизирована, улучшений не будет

«Об этом не написано в отчете госконтролера, но именно это давно смущает многих людей», — говорит Дина Высоцкая, социальный работник. В интервью «Деталям» она рассказала об устаревших критериях оказания помощи пожилым людям. Они были приняты 30 лет назад, их давно уже стоило бы изменить.

Хотя отчет госконтролера и указал на недочеты и провалы системы по оказанию помощи пожилым людям на дому, но некоторые темы он не затронул вовсе. Например, критерии, по которым человека признают нуждающимся в помощи.

— Эти критерии чрезвычайно формализованы, — говорит Дина Высоцкая. – К тем, кто моложе 90 лет, приходит медсестра, и только она по множеству критериев вправе определить, на каком уровне человек функционирует. У нее в руках бланк, где она ставит галочку, отмечая, в чем ее подопечный самостоятелен, а в чем нет. Может ли он сам одеться, завязать шнурки, взять напиток, приготовить еду и так далее… Но именно эта проверка вызывает недовольство и нарекания пожилых людей, считающих ее унизительной и неприемлемой. А если к этому примешивается еще и человеческий фактор, например, медсестра оказалась не слишком приветлива,  то старики часто вообще отказываются от возможности получить помощь, лишь бы не проходить эти проверки.

Вторая проблема заключается в том, что вся наша система оказания помощи отдана на откуп частникам. Как это работает? Допустим, пожилой человек получил дотацию от Института национального страхования (Битуах Леуми), чтобы к нему домой приходил сотрудник, который поможет ему мыться, готовить, иногда сходит за покупками… Чтобы нанять такого сотрудника, он обращается в патронажную службу. А они все коммерческие, там работают не на благотворительных началах. Так что большая часть средств, выделяемых государством, попадает в карман этим компаниям.

Очень часто все переходит в сферу личных отношений, когда подопечный становится зависимым от того, кто за ним ухаживает. А работник по уходу, со своей стороны, иногда и условия выдвигает – чем он хочет заниматься, а чем не хочет или не может… Хотя в мире существуют и более совершенные системы патронажной помощи на дому, когда старики имеют право и на стрижку, и на педикюр. К сожалению, мы до этого еще не доросли.

Я уже молчу о квалификации. Хотя в теории все критерии прекрасно разработаны и патронажная медсестра или медбрат должны пройти соответствующее обучение, на практике этого, к сожалению, не происходит. Из-за огромного дефицита рабочей силы нанимают тех, кто на такую работу соглашается. А пожилой человек, не желая терять того, кто за ним ухаживает, соглашается на приписки – то есть он не получает помощи в том объеме, который ему полагаются. Таким образом, на практике еще часть денег не доходит до получателя.

— В отчете также сказано, что дневных центров для пожилых людей мало, и они часто недоступны из-за высоких цен?

— С этим я совершенно не могу согласиться. Дневные центры для пожилых людей есть практически в любом городе. Действует подвозка, правда, за счет посетителя. Действительно, существуют и клубы для пожилых людей, членство в которых стоит очень дорого, но таких не много. В центрах работают социальные работники, и у них можно попросить скидку, за счет Битуах Леуми. Иногда визиты в Центр можно оплатить за счет расходов на патронажную службу, которую пожилой человек может получить на дому.

Понятно, что для многих стариков даже это тяжело, но все же это не стало услугой только для богатых. Однако в целом, пока не изменят критерии выделения помощи, и пока вся система патронажной службы остается коммерческой, проблемы, поднятые в отчете госконтролера, решены не будут.

Олег Линский, «Детали». Фото: Моти Кимхи

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама