«Поляки и евреи могут вместе плакать над могилами жертв»

«Мы должны прекратить использовать Холокост в политических целях!» Статью под таким заголовком опубликовал в газете «ХаАрец» Ярослав Говин, вице-премьер Польши, занимающий также пост министра науки и высшего образования этой страны. Он пишет:

«Недавняя поправка к закону 1998 года об Институте национальной памяти, предусматривающая уголовное наказание за «приписывание преступлений нацистов польской нации или польскому государству», вызвала шквал критики — в том числе, со стороны Израиля и еврейских общин по всему миру. Ситуация с законом о Холокосте по-прежнему не сходит с первых полос средств массовой информации.

Польская сторона отвечает на критику, объясняя, в чем, собственно, заключается суть этой поправки, но споры не утихают.

Давайте на мгновение остановимся и перестанем фокусироваться на тех или иных высказываниях, комментариях, попытках внести коррективы, твитах и видеороликах, опубликованных в интернете за последнее время. Давайте обратим свой взор на Освенцим (Аушвиц-Биркенау), это средоточие мрака. Там в 1940 году немцы разместили концентрационный лагерь для поляков — политзаключенных. А через два года это место превратилось в место массового уничтожения европейских евреев.

Ни в коем случае эти две трагедии не исключают одна другую и не конкурируют друг с другом. Так решили те, на ком лежит ответственность за совершенные преступления, и эти преступления произошли в одном месте и практически в одно и то же время. В этой фабрике смерти, сооруженной нацистской Германией на территории Польши и зарегистрированной Третьим рейхом осенью 1939 года, погибли более миллиона евреев из Польши и Европы, около 75 тысяч поляков, более 20 тысяч цыган, тысячи заключенных из СССР, а также представители десятков других народов.

Освенцим стал самым крупным в мире кладбищем, хотя никаких могил, в буквальном смысле слова, вы здесь не увидите. Любой человек, способный хотя бы мало-мальски что-то чувствовать, понимает, что эти могилы невинных жертв немыслимого зверства достойны воспоминания, уважения и размышлений.

В течение долгих лет поляки и евреи делали все, чтобы сохранить для потомков память о месте, где когда-то располагался Освенцим; совместные усилия подкреплялись также помощью со стороны государственного музея Аушвиц-Биркенау и Международного совета Освенцима, действовавших под эгидой премьер-министра Польши. Подобное тесное сотрудничество считалось, воистину, образцом для подражания и примером для других стран по всему миру.

С другой стороны, практически тысячелетняя история присутствия евреев на польской земле отражена в экспозициях расположенного в Варшаве музея истории польских евреев, который принимает посетителей из Польши и со всего мира. Основная экспозиция музея посвящена различным аспектам нашего сосуществования, начиная с того факта, что течение нескольких столетий в Польско-литовском государстве (Речь Посполитая) зарождалась, развивалась, переживала подъемы и падения крупнейшая еврейская община в мире, пользовавшаяся в то время исключительной степенью защиты и терпимого отношения, исключительным по тем временам для Европа. И она способствовала созданию общего культурного наследия и экономическому развитию.

В то же время эта экспозиция отнюдь не обходит такие острые темы, как антисемитизм, неприязнь, враждебность к еврейской общине. Поверьте, это привлекает внимание и выглядит убедительно, поскольку это честный подход к истории.

Есть новое и важное место на карте нашей памяти – село Маркова, где в 2016 году открылся музей поляков, спасавших евреев, и посвященный семье Ульма.

В конце прошлого года в Еврейском историческом институте в Варшаве открылась отличная выставка в архиве Рингельблюма.

Много лет назад, по инициативе еврейской общины США, на месте бывшего лагеря уничтожения в Белжеце был установлен памятник, а в Собиборе строится еще один объект в рамках международного проекта, в реализации которого участвуют Польша, Израиль, Голландия и Словакия.

Однако, помимо создания музеев и памятников, происходит нечто большее. Со времени крушения коммунизма в моей стране усилилось увлечение еврейской культурой, традициями и историей — в том числе, среди молодых поляков, которые отыскивают следы старого мира, разрушенного Холокостом, в их родных городах.

Будучи гражданином Кракова, я наблюдал феномен возрождения еврейского квартала Казимежа; увидев толпы посетителей ежегодного фестиваля, пропагандирующего еврейскую культуру, я почувствовал себя свидетелем чуда. С удовольствием и надеждой мы видим постепенное восстановление еврейских общин и организаций, небольших, но процветающих и вовлекающих в свою орбиту молодых людей.

Да, в Польше случаются, чего греха таить, антисемитские инциденты, как, к сожалению, и в других странах Старого света. Это должно настораживать Европу, подталкивать к решительному противодействию. Любые проявления антисемитизма осуждаются польскими властями. Но нам, безусловно, необходимо активизировать борьбу с этим явлением, одновременно делая упор на образование и воспитание.

Тем не менее, тот, кто верит беспристрастной статистике и существующим фактам, увидит, что в нашей стране антисемитизм никогда не обретал масштабности, характерной, увы, для ряда других стран.

С политической точки зрения, государство Израиль на сегодняшний день – один из важнейших союзников Польши. Так повелось с начала девяностых, когда рухнул коммунистический режим, и эта точка зрения верна по сей день. Наше политическое, военное и экономическое сотрудничество укрепилось в течение первых двух лет правления партии «Право и справедливость».

Польша по-прежнему верна своей позиции, согласно которой безопасность еврейского государства – это гарантия мира во всем мире. Это истину следует особо подчеркнуть, когда мы отмечаем 70-летия со дня основания государства Израиль.

Я мог бы долго продолжать перечень всего, чем могут гордиться евреи и поляки: живой и братский христианско-еврейский диалог, проводимый в духе Иоанна Павла II, в котором я сам участвовал; международный «Марш жизни», молодежные обмены; научно-исследовательское сотрудничество.

Но я не хочу быть многословным, чтобы обойти стороной бурю, бушующую вокруг нас в настоящий момент. Я хотел бы поинтересоваться: что случилось? Почему внезапно множество людей вдруг забыли и решили проигнорировать все, что сблизило нас в последние годы? Зачем нам тратить силы на выяснение отношений и растрачивать то, что с трудом было накоплено? Что мы получим в результате, если повернемся спиной друг к другу?

Мы сочувствуем еврейской боли и уважаем еврейскую память и чувства. Мы не хотим ограничивать какие-либо исследования, направленные на то, чтобы узнать правду о прошлом. Время голосования по поправке к закону о национальной памяти было выбрано неудачно, незадолго до международного Дня памяти жертв Холокоста; это обстоятельство неоднократно подчеркивалось представителями нашего правительства.

Однако следует четко заявить, что мы были действительно удивлены реакцией израильского правительства. У нас были основания полагать, что изменения, внесенные в проект законопроекта, устранили все остающиеся сомнения со стороны наших партнеров.

Наверное, объяснение получилось не слишком внятным. Но сейчас не время искать виновных или обвинять друг друга. Укрепление диалога между нами куда важнее.

Однако, несмотря на наши ошибки, мы имеем право быть понятыми. Мы никогда не согласимся на использование вводящих в заблуждение оскорбительных фраз, таких как «польские лагеря смерти» или «польский Холокост». Как Израиль делает все возможное, чтобы предотвратить отрицание и ослабление значения Катастрофы, так и Польша никогда не допустит фальсификации истории, когда поляков исключают из сообщества жертв Второй мировой войны и выводят в качестве организаторов и исполнителей геноцида под руководством Германии.

Предвидя заранее возможную критику в этом вопросе, скажу: мы не хотим скрывать какие-либо конкретные преступления, совершенные нашими соотечественниками. Нужно быть безумным или циничным лжецом, чтобы сказать, что этого не было. Историки продолжают обсуждать масштабы польской помощи, предоставляемой евреям, а также и то, что существовали поляки, которые шантажировали евреев во время Второй мировой войны, угрожая сдать их нацистам, а также убийства евреев, совершенные поляками.Оставим эту проблему профессиональным исследователям, экспертам, которые заняты поиском истины, не отягощенные идеологией.

Сегодня, глядя на наши народы, польский и еврейский, ясно, что эмоции и страхи преобладали с обеих сторон в последние недели. В конце концов, это понятно, поскольку затрагиваются самые важные вопросы: моральные обязательства перед жертвами, невообразимая боль, связанная с потерей, борьба за правду, память и личность наших народов, а также вопросы суверенитета и международного имиджа наших государств.

И потому мы должны продолжать разговор, вести диалог. Давайте сядем за стол переговоров, представим то, что кажется особо ценным, важным и священным для обеих сторон. Только с помощью открытого, честного диалога мы придем к истинному пониманию. Смерть и боль не должны использоваться в политических играх; однако это вовсе не означает, что, как говорят некоторые, мы обречены на конфликт.

Есть ироничная поговорка, что только собственные слезы — горьки, а слезы других – лишь «вода». Я хотел бы убедиться, что мы никогда не разрешим никому без уважения относиться к еврейским слезам. И о том же просим взамен.

Несмотря на все наши разногласия, мы, поляки и евреи, можем вместе плакать над могилами жертв наших народов. А потом садиться за один стол и вести доверительный разговор — как партнеры, союзники и друзья.

Ярослав Говин, «ХаАрец», М.К.
(автор – вице-премьер Польши и министр науки и высшего образования)

Фото: Wikipedia / Logaritmo /Рublic domain


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend